Война как мирный процесс: Сирийский прецедент

By: admin 19 February 2016
  Семен Ицкович

 

Напомню старый анекдот из серии “армянского радио”. На вопрос радиослушателя – “Будет ли третья мировая война?” – радио отвечало: “Нет! Но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется”. Вот эта “борьба за мир” теперь и происходит в Сирии. Но никому уже не смешно, ибо ведется она сугубо военными средствами, то есть это все-таки война, настоящая, с сотнями тысяч погибших и миллионами беженцев. Она и в мировую может перерасти.

Началась она с чего? С идеологического противостояния двух систем, когда советской агентуре при благодушии Запада удалось проникнуть в арабские страны с пропагандой идеи социализма. В Египте ею подкупили Гамаля Абделя Насера, сделали его Героем Советского Союза, вооружили, надоумили пойти войной на Израиль... Сирии и Ираку –двум государствам, пестрым по составу населения, слепленным искусственно после османского владычества, советские идеологи подсунули удобную тамошним диктаторам идею БААС – “Партии арабского социалистического возрождения”. В этих двух странах диктаторы-однопартийцы враждовали, поскольку неодинаково подкармливались, а навязанные им социалистические идеи сами по себе, как известно, не кормят. Наоборот, они вели к нищете населения и неурядицам, обусловившим внутреннюю нестабильность, разлад неуживчивых между собой этнических и конфессиональных групп, в конечном итоге – к гражданской войне.

Сам Башар Асад – человек светский, социалист по воспитанию и убеждениям. То, что он выходец из алавитской общины, как и большинство его приверженцев, отнюдь не означает, что он в своей деятельности руководствовался религиозной доктриной, но, поскольку алавиты исповедуют близкий к шиитскому ислам, против Асада, на мой взгляд, более всего внешними силами были активированы сунниты, составлявшие в стране большинство, хотя они разнородны этнически – арабы, турки, курды и т.д. Беда пришла к Асаду, когда он склонился к принятию поддержки со стороны шиитского Ирана и его ливанского детища “Хезболлы”, тут уж война разгорелась религиозная, суннитско-шиитская, и к примирявшему многих социализму возврата быть не могло. Эта религиозная война или никогда не закончится, или может закончиться лишь победой одной из сторон.

Гражданскую войну в Сирии в принципе, наверно, можно было остановить, но теперь она неостановима, поскольку поддерживается извне. В этой драме слишком много “действующих лиц”: Россия, США, Иран, Турция, Франция, Саудовская Аравия и еще другие активные, не считая болельщиков со всех сторон. И у всех есть свой воюющий в Сирии “ограниченный контингент”, поддерживаемый деньгами и оружием. У России это президент Асад с его армией, у других – тот или иной сектор разобщенной антиасадовской оппозиции. Воюют с Асадом и между собой. Есть умеренная оппозиция, есть неумеренная – смотря по какому критерию судить.

Начавшиеся в Женеве под эгидой ООН совещания по мирному урегулированию кризиса в Сирии с первых дней натолкнулись на непреодолимые противоречия – уже при составлении списка участников переговоров. Россия и правительство Асада выбирали из оппозиционных групп только им приемлемые. Турция возражала против участия в переговорах сирийских курдов, а Саудовская Аравия была против приглашения тех оппозиционных групп, которые не выступают за немедленную отставку Асада. Представитель Асада заявил, что Саудовская Аравия, Катар и Турция уговорили оппозицию выйти из женевских переговоров. После недели безуспешных прений специальный представитель генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура (гражданин Швеции и Италии) объявил паузу в переговорах до 25 февраля, мотивируя тем, что разговоры бесполезны и “необходима помощь международных сил, в частности США и России”.

Что конкретно имел в виду де Мистура, пока неизвестно, но заметим, что синхронно представитель Саудовской Аравии заявил о готовности ввести в Сирию наземные войска “при условии, что это одобрит действующая в регионе коалиция западных стран во главе с США”, а глава Пентагона Эштон Картер немедленно эту инициативу приветствовал. Следом еще и Объединенные Арабские Эмираты выразили готовность, опять же обусловив: если под эгидой США. Не похоже однако, что администрация США решится туда сунуться.

Итак, подождем до 25 февраля, когда женевские переговоры возобновятся. Пока же активна в Сирии только Россия, методично бомбовыми ударами уничтожающая оппозиционные Асаду группировки и поддерживая сирийскую армию в наступлении. В этом состоит вклад России в “мирный процесс”, скажу я не без иронии. Но в то же время полагаю, что если бы режим Башара Асада возобладал на всей территории Сирии, это был бы не худший исход конфликта. Худший, возможно, для Турции, но не худший для Израиля. Напомню, что после полученных от Израиля уроков в двух ее агрессивных вылазках Сирия стала для Израиля относительно спокойным соседом и долго таким была, пока к границе с Израилем не вышла “Хезболла”, а кто еще там может оказаться, заместив армию Асада, можно с опасениями предположить.

“Действия России подрывают международные усилия по политическому урегулированию конфликта в Сирии”, – заявил генсек НАТО Йенс Столтенберг на встрече с министрами обороны 28 государств ЕС. Все подобные разговоры уходят в песок сирийской пустыни, ничего реально не принося, поскольку “международные усилия по политическому урегулированию” – это пока только словесный мираж. Как миражом оказался и другой “мирный процесс” под эгидой ООН, к комментариям о котором перехожу.

В конце января генсек ООН Пан Ги Мун на заседании Совета Безопасности, посвященном ситуации на Ближнем Востоке, свернул с сирийского направления на более для него комфортное израильское: “Я глубоко обеспокоен сегодняшними сообщениями о том, что израильское правительство утвердило план по строительству 150 новых домов в незаконных поселениях на оккупированном Западном берегу”. Нечто явно ненормальное происходит в том феномене, что не так глубоко беспокоит генсека ООН разрушение домов и целых городов бомбардировками в Сирии, как строительство новых домов израильтянами. И он, как сообщается, “предупредил израильтян и палестинцев, что решение о мирном сосуществовании двух государств может оказаться похороненным навсегда”.

Вот беда-то будет! А разве это “решение” после всех “дорожных карт” и “квартетов” еще не похоронено? Ну, предположим, что еще не похоронено, но если те 150 домов израильтяне не построят, установится ли на Ближнем Востоке всеобщий мир и благодать? Да, так вроде бы считает Пан Ги Мун. Вот его слова: “Сегодня, когда в более широком плане Ближний Восток по-прежнему охвачен волной безжалостного террора и экстремизма, израильтяне и палестинцы имеют возможность вернуть надежду региону, где царит нетерпимость и жестокость. Я призываю их решить эту историческую проблему ради достижения мира, в котором заинтересованы все”.

О, если бы израильтяне могли вернуть надежду региону, который охвачен волной безжалостного террора и экстремизма! За ними бы дело не стало. Но к чему Вы такое придумали, уважаемый генсек? Не имели ли целью выставить Израиль виновником бед, к которым он никак не причастен? Пожалуй, цель такова, это в ООН, к сожалению, укоренилось.

А я воспользуюсь случаем, чтобы еще раз обсудить проблему “двух государств для двух народов, живущих бок о бок в мире и безопасности”, которую генсек ООН Пан Ги Мун провозгласил как “единственную возможность для Израиля сохранить как еврейское большинство, так и свой демократический статус”.

Прежде всего, спасибо пану за заботу – как о еврейском большинстве, так и о сохранении Израилем своего демократического статуса. Впрочем, оставим эти заботы самим израильтянам, а по поводу “двух государств” поинтересуемся, о каких государствах речь. Во-первых, одно из них давно существует, это Израиль, сохраняющий, по свидетельству Генсека ООН, свой демократический статус. Второе государство, которое предполагают создать, каким будет? Тоже демократическим или террористическим?

Что по этому поводу думает генсек, мы не знаем, но пока зададим ему второй вопрос: два государства – для каких двух народов? Для евреев и арабов, разделенных границей как забором, или взаимодействующих бок о бок? Иными словами, предполагает ли план Пан Ги Муна переселение каких-то групп населения через границу, которая разделит два государства? В Израиле примерно миллион семьсот тысяч арабов (20 % населения), никто из них добровольно Израиль не покинет, ибо живется им в Израиле несравненно лучше, чем в любой из арабских стран.

Так вот: если граница (допустим, что о ней договорятся) пройдет среди еврейских поселений Иудеи, прикажут ли тем, кто окажется за этой границей, “убираться в свой Израиль” (по-российски говоря) или позволят им оставаться в своих домах? Неизвестно, что думает по этому поводу Пан Ги Мун, но если бы ему потребовалось ответить на этот вопрос публично, он, конечно же, исключил бы любую депортацию, признав, что как арабы живут в еврейском государстве, так евреи смогут жить в арабском государстве. И как израильские арабы могут быть избранными в кнессет, так и евреи арабского государства должны иметь возможность быть избранными в тамошний парламент. А как только генсек ООН об этом когда-нибудь заявит, его нынешняя смешная претензия к израильтянам по поводу строительства ими 150 домов обратится в нехороший анекдот, который в анналах Совета Безопасности постараются стереть и забыть.

В заключение еще нечто вроде анекдота: сирийский пожар, похоже, загасят долларами. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун 4 февраля на конференции в Лондоне приветствовал обещания международных доноров выделить на помощь Сирии 10 миллиардов долларов. По его словам, это рекордная сумма, которую удалось собрать за один день. Участвовавший в конференции Джон Керри пообещал от США 900 миллионов. Кто-то на сирийском пожаре погреется.

Comments:

Log in or register to leave comments