Вадим Казаченко: “В жизни всегда есть баланс, просто не все его находят”

By: admin 01 February 2017

Вадим Казаченко – российский эстрадный певец, Заслуженный артист России. Накануне своего концерта в Чикаго Вадим и его продюсер Ирина Аманти поделились с нами подробностями работы над очередным альбомом, трудностями на проекте “Один в один” и рассказали, за что они любят Чикаго.

–    Вадим, сколько еще осталось собрать песен, чтобы альбом был готов? Слушатели заждались!

–    Кто-то говорит, что сейчас нет смысла записывать целые альбомы песен. Вот записали 1-2 и выпускайте синглы, пусть люди слушают, пусть покупают.

Другие говорят, что надо подсобрать хотя бы 10-13 песен, чтобы это оформилось в какую-то концептуальную работу. Конечно, по отношению к эстраде это звучит немножко натянуто, но тем не менее, в этом есть какой-то свой почерк, своя тематика. И те песни, которые мы выбираем с Ириной, стоят особняком на сегодняшней российской эстраде.

– Что ты, как артист, получаешь, когда песни уходят в интернет? Я имею в виду, денежную награду. Ведь в запись вложено столько сил, как материальных, так и душевных.

– В России до сих пор не упорядочена ситуация с цифровыми продажами, с теми сборами, которое осуществляет Российское авторское общество. Многие авторы жалуются, что ничего не получают с тех сборов, которыми оно занимается. Перед нами сейчас стоит задача – в этом году упорядочить и эту сторону нашей работы, чтобы получать какую-то прибыль. Ирина этим плотно занимается.

Я вот недавно смотрел в Instagram, что Сергей Шнуров посещал Лос-Анджелес, встречался с представителями компании Sony, подписывая, видимо, очередную серию цифровых продаж или продавая музыку для кино или для чего-то еще. Да, это немного другой размах. А что касается многих артистов в нашей стране, все стараются выложить свои песни сразу куда-то в интернет в надежде на то, что со временем это будет приносить хотя бы небольшую материальную отдачу.

– Мы вспомнили Шнура и то, что можно немножечко повернуть концепцию иначе. Твои выступления на шоу “Один в один” стали для меня в хорошем смысле шоком, потому что ты специализируешься на исполнении лирических песен, которые затрагивают душу, сердце – и тут выходит Вадим Казаченко – AC/DC, Шнуров, все что угодно. И это настолько органично звучит.

– Есть у меня вибрации в голосе, от которых сложно избавиться, есть определенная манера произнесения гласных, согласных. Те, кто хорошо знает мой голос, понимают, что мне было очень сложно с этим бороться, но временами, как мне кажется, это удавалось.

– Я был в абсолютном восторге от увиденного: вхождение в образ, это было не подражание, не пародия, а именно свое видение каждого из этих артистов, которых ты представлял. Ирина, каков был Ваш замысел?

– В этом проекте мне было интересно, чтобы Вадим воплотил мою мечту, например, спел Эроса Рамазотти. Двадцать лет я к этому шла, а он еще и победил с этим номером. Мне было очень интересно попробовать то, что не свойственно Вадиму Казаченко. Например, прочитать рэп какого-нибудь молодого популярного исполнителя. Это же очень сложно. И вообще, менять свою манеру, голос...

Этот проект был сложнее предыдущего. Тот снимался 5 месяцев, этот – 2,5 месяца. И были недели, когда мы снимали по три программы сразу! Это очень сложно: две недели на подготовку трех номеров, а у тебя еще и гастроли помимо этого. Многое остается за кадром. Например, как артист ходит в маске 6–7 часов. Артисты, имеющие большой опыт, просто не выдерживали.

– Как тебе удается постоянно совершенствовать репертуар, оставаясь при этом в своем стиле? Ведь твои песни звучат не как ретро шлягер, а как что-то новое, современное, но в то же время очень хорошее.

Вадим: Я исполнитель, и сейчас мне нужно повернуться и задать этот вопрос своему продюсеру. Интерпретация остается за мной, но в тех набросках, которые присылают авторы, мне может что-то нравиться. Вот в этом случае как раз надо спросить Ирину, как она из таких набросков, на которые я иногда могу не обратить внимание, чувствует что-то, из чего потом рождаются новые песни.

Ирина: Я должна следить, что происходит сегодня в шоу-бизнесе, что поют, что делают. Мне нужно найти ту песню, где есть тепло, душа. Я всегда обращаю внимание на текст, а мелодию можно завернуть и сделать конфетку. Конечно, для меня всегда интересно попробовать что-то новое, в этом есть свои плюсы и свои минусы.

Не могу принимать участие во всяких "Легенда Ретро фм", потому что они используют только старый материал, ничего нового. Мне интересно попробовать новый стиль, постоянно ищу новых авторов, причем молодых.

Вадим: В те времена, когда я начинал заниматься музыкой, когда у нас была своя группа, то любую песню репетировали, как услышали. Барабанщик выучил свою партию, басист, гитарист, клавишник – свои. Приходишь на репетиции, поешь много раз и только потом выходишь, чтобы исполнить на публике. Сегодня технология немного поменялась. Репетировать удается во время подготовки к каким-то большим проектам, все остальное делается буквально на ходу, во время гастролей. Песни рождаются, в основном, прямо в студии, при непосредственной работе с аранжировщиком, саунд-продюсером, композитором, своим продюсером. Ты ищешь какие-то варианты, а потом уже какой-то вариант адаптируется для исполнения на концерте. Иногда приходишь, и песню нужно попробовать "на зуб", ты не сразу в ней можешь что-то прочувствовать. Тогда нужно отложить песню и вернуться к ней позже, вдруг появится вдохновение, и все получится.

– Ирина, что значит для тебя “быть продюсером”?

– Это действительно сложно. Быть продюсером – большая трудоемкая работа. Для того, чтобы заниматься артистом, его нужно любить. Потому что ты проживаешь его жизнь и занимаешься им 24 часа в сутки. Были времена, когда меня просили помочь другим артистам, но к человеку нужно приходить подготовленной. Я могу заниматься творчеством, если что-то в этом понимаю. Если не понимаю, то так и говорю. Скажу прямо, если бы передо мной были открыты все двери, я бы уже давно добилась того, что хочется. Вадим безумно любит свою работу, и когда ты видишь это со стороны, сам должен делать то же самое.

– Мы говорим о творчестве и о жизни. Вы вместе ездите на гастроли, вместе находитесь в студии, вместе выбираете песни. Никогда с вами не случался синдром подводной лодки, когда не можете друг от друга отойти? Потому что большую часть времени вы вместе. Как вы находите баланс?

Вадим: В жизни всегда есть баланс, просто не все его находят. И даже в повседневной жизни есть вопросы, которые решает кто-то один. Так появляется личное время.

Ирина: Мы занимаемся одним любимым делом, и это очень важно. Конечно, нужно брать паузу, чтобы было время для себя.

– Вадим, как тебе Чикаго? Как ты себя здесь чувствуешь?

– Я себя здесь чувствую очень и очень хорошо. Конечно, первым городом Америки, с которым я познакомился, был Нью-Йорк в 1991 году. А с Чикаго – в 1995 году. Наше самочувствие в каждом городе зависит от тех людей, с которыми мы общаемся и которые там живут. Пока кто-то из моих друзей жил в Нью-Йорке, у меня был повод приезжать туда. А вот с конца 90-х годов и до сегодняшнего дня мне больше нравится настроение Чикаго, чем Нью-Йорка. Я больше тяготею к спокойствию, размеренной жизни и неторопливым разговорам. Поэтому я очень комфортно чувствую себя здесь.

– Чикаго с вами чувствует себя тоже комфортно, спокойно и приятно, поэтому мы искренне рады вас здесь видеть.

Интервью подготовил 

Александр Розбам

Comments:

Log in or register to leave comments