Усеченный нормандский формат: Почему без Путина?

By: admin 08 September 2015

Deutsche Welle: «Если кто-то ожидал... Tо эти ожидания не оправдались».

Deutsche Welle: «Если кто-то ожидал... Tо эти ожидания не оправдались».

Два флага, к несчастью, сегодня в борьбе: жовто-блакитний и КГБ

Два флага, к несчастью, сегодня в борьбе: жовто-блакитний и КГБ
  Семен Ицкович

 

Смотрите, граждане, сколько интересного происходит в мире: Путин на батискафе погрузился на самое дно Черного моря у крымских берегов; тем временем Медведев, презрев японские протесты, прилетел на Итуруп, где объявил Курильские острова воротами России в Азиатско-Тихоокеанский регион; в Греции Ципрас ушел в отставку; в Турции Эрдоган объявил досрочные выборы; КНДР грозит Южной Корее смертельным ударом... Коль столько есть увлекательных сюжетов, что же вы на Украине зациклились?

А зациклились, отвечу, потому, что именно там решается будущее – как Украины, так и России, как всей Европы, так и США. Думаю, это очевидно для тех, кто следит за ситуацией и помнит, как начиналась Вторая мировая война. Чтобы мир не скатился к новой мировой, агрессора надо без промедления остановить, а что мы видим? Видим, как Запад сдается, отводит глаза и уходит с поля боя, дезертирует, можно сказать. Вашингтонские стратеги – в первых рядах. Отдав бразды правления лидерам Германии и Франции, администрация Обамы, похоже, намерена пересидеть оставшиеся ей полтора года за ширмой специально для этого придуманного нормандского формата.

Теперь этот формат к тому же еще и усеченный: вместо прежних четырех его участников в Берлине 24 августа (кстати, в День независимости Украины) встретились только трое: Ангела Меркель от Германии, Франсуа Олланд от Франции и Петр Порошенко от Украины. Путин то ли отказался, то ли не был приглашен – тут есть разные толкования. Согласно европейской версии, именно трехстороннюю встречу без Путина инициировал Порошенко. С Путиным, который на голубом, как говорится, глазу уверяет, что Россия не участник конфликта, толковать, он считает, бессмысленно. Согласно российской версии, Путин в данном случае “проигнорировал нормандский формат”. “Это не нормандский формат, – заявил глава российского МИДа, – это трехсторонняя встреча, и мы, конечно, пристально следим”. Характерен еще и такой традиционный российский комментарий (от Pravda.ru): “Меркель и Олланд не самостоятельны в принятии решений, они, как и Порошенко, вассалы Белого дома”.

Об атмосфере этой встречи, как она, возможно, видится с украинской стороны, автор аналитической статьи во Frankfurter Allgemeine Zeitung под названием “Страшный сон украинских политиков” неделей ранее писал: “Запад, уставший от кризисов, войн и наплыва беженцев, решает избавить мир хотя бы от одной горячей точки и молча объединяется с Россией, поддержка Украины незаметно прекращается, а гегемония, к которой стремится Москва, негласно признается”. В какой степени оправдан этот действительно “страшный сон” и в какой мере Меркель и Олланд “вассалы Белого дома”, мы, наверно, увидим в ближайшие недели, но картина, которую германский аналитик представил всем на обозрение, написана, я считаю, в жанре реализма.

Первые сообщения о результатах берлинской встречи это впечатление, к сожалению, не изменили. “Мы должны скоординировать действия, – говорил Порошенко накануне визита в Берлин, – поскольку ключевой задачей украинской власти является формирование мощного международного сообщества как единой коалиции, которая должна остановить агрессора. Это касается как четко скоординированных действий на востоке страны, так и четко скоординированных шагов по непризнанию аннексии Крыма”. Увы, ничего четко скоординированного с Западом президентУкраины пока не достиг. Вот ключевая фраза репортажа на Deutsche Welle: “Если кто-то ожидал от Берлина новых инициатив по урегулированию ситуации в Донбассе, то эти ожидания не оправдались”.

“Белый дом бросает Украину”, – таков заголовок электронного письма, разосланного 19 августа аппаратом спикера Палаты представителей. Цитирую с “Голоса Америки”: “Украина отчаянно нуждается в помощи и оборонительном оружии для защиты своей свободы, – говорится в письме. – Министр обороны Эштон Картер заявлял, что он “очень серьезно склоняется” к использованию санкции, выданной Конгрессом в прошлом году, чтобы оказать Украине критически важную поддержку... К сожалению, администрация Обамы по-прежнему уделяет больше внимания дружбе с нашими врагами, чем помощи нашим союзникам... Этот очередной пример “большей гибкости” (напомню: в 2012 году Обама неосторожно – при невыключенном микрофоне – пообещал Путину через Медведева быть более гибким – С.И.) приводит к созданию более опасного мира”.

Примером “гибкости”, по моему мнению, явилось изобретение неким придворным лингвистом термина “летальное оружие”. Оружие, будь оно огнестрельным или холодным, всегда летально, нелетального не бывает. Ну, разве что в “бою подушками”. В прошлом году, выступая в Конгрессе США, Порошенко просил помочь его стране оружием. “Одеяла, – он сказал, – очки ночного видения очень важны, но мы не можем победить, воюя одеялами”. Заглянул на всякий случай в New Webster’s Dictionary. Читаю: Weapon – Any instrument of offense or defense, то есть оружие может быть наступательным или оборонительным, а летальным (lethal) или нелетальным может быть не оружие, а, например, прогноз болезни в медицине (отсюда, кстати, и однокоренное слово “летаргия”). Поэтому, когда по отношению к оружию возникают эпитеты “летальное” или “нелетальное”, становится ясно, что это уловка, чтобы в военной поддержке жертве агрессии отказать.

Еще об одном примере “гибкости” Обамы по отношению к действиям Путина прочитал я в блоге Андрея Илларионова, где он в ответ на сыпавшиеся ему упреки за критическое отношение к политике администрации Обамы, отказавшей Украине в оперативной и действенной помощи, а также за сопоставление обамовской политики с мюнхенским сговором 1938 года, сообщает: “То, о чем раньше можно было судить лишь по косвенным признакам, сейчас подтверждено официально информацией, предоставленной сотрудниками администраций США и Украины агентству "Блумберг": администрация Обамы советовала украинскому руководству не сопротивляться Путину и не защищать Крым”.

Почему довольно сильная украинская армия, дислоцированная в крымских гарнизонах, буквально рассыпалась перед “зелеными человечками”? Мне это не вполне понятно, ибо помнится, как в 2003 году в связи со спором о принадлежности острова Тузла в Керченском проливе – это на подступах к Крыму – Украина была готова жестко обороняться и подтянула туда войска. А тут вдруг те же украинцы не смогли оказать сопротивление. Если это правда, что успех “зеленых человечков” в Крыму связан с протекцией Путину со стороны Белого дома, то не знаю, что еще подумать и чего еще можно ждать.

23 августа Украина отмечала День государственного флага, Россия – днем раньше. Мне вспомнился символический рисунок на сайте Радио Свобода с расцветкой двух национальных флагов, кстати, на фоне карты мира, и я снабдил его рифмованной подписью, увы, огорчительной. Естественно, возникает вопрос: сколько продлится нынешнее военное противостояние, когда, наконец, оно прекратится?

Обратимся к прессе. В ней сообщается, что президент Порошенко в ходе недавней встречи с военнослужащими (еще до берлинского саммита) заявил, что “Украине в ближайшие десятилетия придется существовать в условиях военной угрозы... Военная угроза с востока – это обозримая перспектива на десятилетия вперед, эта угроза не пройдет в ближайшее время, и каждое новое поколение должно иметь армейский опыт”.

Как мне представляется, обороты “на десятилетия вперед” и “каждое новое поколение...” отражают уныние президента Украины от его общения с лидерами Запада – как в Европе, так и в США. Неужели ему грозит судьба Эдварда Бенеша, президента Чехословакии, кинутого в 1938 году в Мюнхене тогдашними незадачливыми лидерами западных демократий? Нет, поставлю вопрос иначе: неужели урок тех незадачливых не надоумит нынешних лидеров Запада? Надеюсь, что все-таки надоумит, ибо и Европе, и Америке перспектива военной угрозы “на десятилетия вперед” неприемлема. Неприемлемо и аморально перекладывание решения насущных дел на новые поколения детей и внуков, их надо решать, как говорится, здесь и сейчас.

“Враг не отказался от идеи прямого вторжения или наступления боевиков вглубь Украины, – заявил Петр Порошенко в День независимости на митинге в Киеве перед вылетом в Берлин, – российская вооруженная группировка вблизи нашей границы на востоке сегодня уже составляет более пятидесяти тысяч человек. "Москва-военторг" поставил боевикам до полутысячи танков, до четырехсот артиллерийских систем, до 950 боевых бронированных машин. Только за эту неделю три больших колонны пересекли нашу границу в направлении Луганска, Донецка, Дебальцево”...

Отсиживание США за ширмой пресловутого нормандского формата, уклонение от реальной поддержки Украины, подвергшейся агрессии, а также и безучастное отношение к происходящему тем временем с людьми в России, не только аморально, но и контрпродуктивно, во всех отношениях неправильно, к тому же подрывает атлантическое единство. Подчеркну при этом, что Украина – это не мираж, а крупное и перспективное европейское государство, разделяющее западные ценности. “Украина многое прошла, выстояла тяжелый год своей истории и готова сейчас идти вперед”, – заявил ее президент на митинге в день национального праздника. Идти вперед ей обязан помочь Запад – США и Европа, озаботясь – в первую очередь – своим собственным благополучием в будущем.

Comments:

Log in or register to leave comments