Уникальные принципы Армии Обороны Израиля

By: admin 26 August 2016
  Виктория Мунблит

 

Недавно исполнилось сорок лет со дня прославленной операции “Энтеббе”, когда палестинские и немецкие террористические организации захватили самолет компании “Эйр Франс”, посадили в Уганде, произвели селекцию – страшное слово, которое кое-что напоминает, неевреев отпустили, а евреев взяли в заложники.

Тогда четыре израильских самолета “Геркулес”, летя очень низко, чтобы их не засекли радары, пролетели несколько африканских мусульманских государств, приземлились в Уганде, освободили почти всех заложников: погибла пожилая женщина, потому что ее не было в аэропорту, ей стало плохо и ее отправили в больницу Кампалы. Потом террористы ее расстреляли. Всех остальных заложников освободили, перебили всех террористов, перебили национальную гвардию сумасшедшего диктатора Уганды Иди Амина, разнесли всю его авиацию и вернулись домой вместе с заложниками.

Погиб один человек – командир группы коммандос подполковник Йонатан Нетаньяху, старший брат нынешнего премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху. Об этом написано много книг, снято много фильмов.

Хочется поговорить об израильской армии даже не со стратегической точки зрения, не о ее блистательных победах, а об уникальных принципах, на которых она базируется. Уникальных от того, что в истории человечества еще не было армии, которая создавалась бы по подобным принципам.

Что отличает израильскую армию от остальных армий мира, например – от американской армии? То, о чем была написана брошюра в самом Пентагоне. “Мы отправляли солдат в бой, – писали специалисты из Пентагона, – говорили им: “умрите, но выполните задание”. Израильтяне, отправляя солдат в бой, говорят: “что угодно делайте, но только оставайтесь живыми”.

В израильской армии ценность жизни солдата стоит столь высоко, что ни одна армия в мире не может с ней в этом сравниться. Достаточно сказать и то, что нет другой армии в мире, в которой инструкция для солдат и офицеров была бы следующей: “Если вы попадете в плен, Бога ради, не храните военную тайну, рассказывайте все, что знаете. Главное – продержитесь и останьтесь живыми до тех пор, пока мы не придем и не освободим вас”. Ценность жизни солдата выше и важнее самой большой, глобальной военной тайны.

Израильская армия – единственная армия в мире, где в каждой казарме, помимо всего прочего, есть фен и кофеварочная машина.

Израильская армия – единственная армия в мире, где для того, чтобы солдат получил ботинки (израильские солдаты воюют не в сапогах, а в ботинках, израильская военная форма близка к британской военной форме), он должен принести справку от ортопеда, что ему это ни в коем случае не повредит. А если ему эти высокие шнурованные ботинки повредят, то пусть воюет лучше в кроссовках, чтобы ноги остались здоровыми. Это абсолютно уникальное отношение к солдатам.

Помимо всего, Израиль не знает, что такое “дедовщина” в армии. Если бы где-то произошел такой случай, лишились бы погонов все, начиная от командира части и заканчивая министром обороны.

Был случай, когда погиб солдат. Парень эмигрировал в Израиль из Белграда, а его семья осталась в Югославии и попросила, чтобы тело их сына доставили в Белград, чтобы похоронить его там. Вылетел самолет, несколько офицеров сопровождали тело погибшего парня. Но вместе с ним они везли с собой несколько мешков земли. Принцип был такой: он погиб, защищая землю Израиля, так пусть хотя и в Белграде, но он должен лечь в израильскую землю.

Когда-то Израиль совершил обмен. Были отпущены более восьмисот палестинских заключенных для того, чтобы получить даже не троих солдат, а три тела этих солдат, захваченных в плен и убитых.

Часто люди не понимают, как это можно – выпустить восемьсот бандитов за три тела? Спрашивают, какие льготы у служивших в израильской армии? Льгот нет никаких. Какие льготы могут быть у всей страны? Ведь вся страна отслужила в армии. Единственная льгота, которая есть у израильского солдата, это твердое знание того, что нет цены, за которую постоял бы Израиль, чтобы вернуть его домой живым, а мертвым – в землю Израиля.

Это единственное ощущение, которое могут дать солдатам, отправляя их в бой, чтобы они совершили порой невиданное и неслыханное. Ощущение, что за ними стоит вся страна, и эта страна не постоит ни за какой ценой.

В израильской армии нет похоронок. Если погиб солдат, раздается звонок в дверь, приходят несколько человек, в их числе офицер части, в которой служил солдат, и сообщают его родителям. Потому что если ты не уберег солдата, то стой и смотри в глаза его родным. Это воспитывает колоссальную ответственность у командного состава за каждого солдата. Каждый командир должен сделать все, что угодно, но солдата сохранить.

К армии готовят детей совсем маленькими. В возрасте десяти лет их записывают в скаутскую организацию “Цофим”. Раз в год дети уходят в лагеря. В отличие от обычного пионерского лагеря на территории лагерей “Цофим” нет ни одного взрослого человека. Медчасть, кухня, охрана – все это дети, разумеется, уже старшего возраста, пятнадцать-шестнадцать лет. По ночам лагерь уходит в поход. Представьте себе, идут двое мальчишек, лет по десять, вдруг один из них падает, говорит, что вывихнул ногу и не может дальше идти. Это – ночь, лес, темнота. А второй не знает, что это проверка, бросит он своего товарища, убежит или останется с ним ночью в лесу. Дело не в том, что в этой организации учат всему: ставить палатку, перевязывать раны, стрелять, ориентироваться по компасу. Дети учатся гораздо более важному, а именно – бешеной взаимовыручке, невероятному чувству товарищества, которое однажды в армии их обязательно спасет.

Один из принципов израильской армии – это невероятная и очень плотная связь с домом. В девяносто шестом году произошла катастрофа: по ошибке диспетчера столкнулись два вертолета Jambo, летевшие ночью из Израиля в Ливан. В них находились даже не военнослужащие, а резервисты, ведь в Израиле все мужчины до сорока лет раз в году на месяц-полтора уходят в армию, но это не слушание лекций в красном уголке, а участие в боевых действиях в составе действующей армии. Погибло свыше восьмидесяти человек. Тогда по армии был получен приказ: прежде, чем пойдет сообщение по радио и телевидению, всем командирам обеспечить связь с домом каждому оставшемуся в живых, чтобы он мог сказать: “Мама, сейчас пойдет сообщение, так вот я – в порядке”.

Один из полковников израильской армии рассказывал: “Я могу получить приказ о переброске части. Куда перебрасывается часть, знаю только я и Генштаб. И не было такого случая, чтобы, когда мы прибыли на место, там уже не дежурила бабушка одного из солдат”.

Бабушки в израильской армии – это некая действующая сила. Однажды был проведен интересный марш-бросок. В нем приняли участие солдаты, а так же, по желанию, их мамы и бабушки. Победила пара, солдатка Сара Ройтман и ее бабушка, которые первыми пробежали десять километров с носилками, на которых лежал условно раненый.

У солдат-десантников был первый прыжок. Вдруг, к их величайшему изумлению, на поле в полном обмундировании появились их мамы, которые прыгнули перед своими сыновьями. И на раскрывшихся парашютах появилась надпись “Сын, не бойся, прыгай. Мама тут!”. Связь армия – дом уникальна в Израиле. Согретый этой связью солдат иначе служит.

Последний принцип, характерный только для израильской армии, о котором хочется сказать несколько слов. Это появилось лет двадцать-двадцать пять тому назад. Солдаты испытывают ощущение, что они защитники не только государства Израиль, но и всего еврейского народа. Солдаты начали приносить присягу в Яд ва-Шем, Мемориале памяти жертв Холокоста.

В девяносто втором году исполнилось пятьдесят лет со дня создания Освенцима, по его дорожкам траурным маршем прошли израильские солдаты, и тогдашний начальник Генерального штаба, будущий премьер-министр Эхуд Барак сказал, обращаясь к павшим: “Простите нас за то, что мы опоздали. Простите нас за то, что мы пришли сюда на пятьдесят лет позже”.

Еще одна история случилась в Польше, где проходил международный авиасалон. Свои самолеты представлял и Израиль. У израильских самолетов есть одна особенность: каким бы ни был самолет – гражданским, пассажирским – он всегда внезапно оказывается бомбардировщиком. Командир звена израильских бомбардировщиков обратился с просьбой к правительству Польши, чтобы им разрешили подняться в небо и сделать круг над Освенцимом. Отказать не было повода. Поляки не очень охотно, дескать, израильтяне опять выпендриваются, мускулы показывают, согласились. Самолеты поднялись в небо, и Польша вздрогнула, когда из самолетов внезапно, мощнейше, на английском и на иврите раздался голос: “Говорят ВВС Израиля! Из пепла поднялись мы к небесам для того, чтобы навсегда служить живым щитом для еврейского народа!”

Армия Израиля построена на трех постулатах: невероятной заботе о жизни каждого солдата, связи с домом и связи с историей и всем своим народом, живущим в Израиле и вне его.

Comments:

Log in or register to leave comments