ТОВАРИЩИ ТОЛСТОСУМЫ - КАПИТАЛ НА СЛУЖБЕ СОЦИАЛИЗМА

By: admin 06 August 2014
Виктор Вольский

Во время предвыборной кампании 2004 года главной немезидой кандидата от Демократической партии Джона Керри была группа ветеранов вьетнамской войны, воевавших вместе с ним в составе прибрежной флотилии быстроходных катеров. Бывшие боевые товарищи обвиняли сенатора от Массачусетса в том, что он фальсифицировал свой послужной список, обманным путем получил незаслуженные боевые награды и знаки отличия за несуществующие ранения, клеветал на американские вооруженные силы и активно пособничал врагам Соединенных Штатов.


Oтбиваясь от нападок, Джон Керри заявил: “Единственное, что следует знать об этих людях, это то, что их деятельность финансируется в масштабах сотен тысяч долларов неким республиканцем из Техаса ”. Злодея – плутократа звали Боб Перри. Этот техасский бизнесмен – строитель был наиболее крупным жертвователем в пользу ветеранов, словно разъяренные фурии преследовавших Керри. Он дал им 100 тысяч долларов.

Целых сто тысяч! Вот это да, аж дух захватывает! По тону кандидата в президенты от Демократической партии легко было заключить, что он совершенно беззащитен и безоружен перед лицом исполинской пропагандистской машины своих противников, располагающих неисчислимыми ресурсами. Однако такое впечатление было бы обманчивым. В финансовом противостоянии сторонников Джорджа Буша и Джона Керри подавляющее превосходство было на стороне демократов.

Реформа системы пожертвований на политические цели – двухпартийное детище сенатора  – республиканца от Аризоны Джона Маккейна и бывшего сенатора – демократа от Висконсина Расса Файнголда – породила новую тактику предвыборной борьбы. Как грибы после дождя, повсюду стали расти независимые и квазинезависимые организации в рамках статьи 527 Налогового кодекса (их так и называют – “организации группы 527”), которые взяли на себя главную тяжесть пропагандистского бремени в предвыборной кампании. Единственное ограничение на их деятельность – запрет на прямую агитацию за того или иного кандидата. А агитировать против неугодного им кандидата разрешается. Что они и делали, причем чрезвычайно энергично.

Следует еще раз подчеркнуть, что речь не идет о средствах, находящихся в прямом распоряжении обоих кандидатов в президенты. Мы говорим только о пожертвованиях в пользу “сторонних” организаций, вызванных к жизни реформой Маккейна – Файнголда. Несмотря на то, что демократы годами много и жарко витийствовали о необходимости “изгнать большие деньги из политики”, они гораздо оперативнее республиканцев воспользовались лазейкой в новом законе о выборах, о чем красноречиво свидетельствует официальная статистика.

Если проанализировать 49 ведущих “организаций группы 527”, выявляется любопытная картина. По данным федерального налогового ведомства IRS на 15 августа 2004 г., 41 организация (84%) боролась за цели Демократической партии и пользовалась ее поддержкой, 3 преследовали неполитические цели (например, группа, созданная главой гигантской страховой компании Progressive Питером Льюисом для борьбы за легализацию марихуаны), и лишь 5 придерживались республиканско – консервативной ориентации. А в абсолютном выражении бюджет “независимого” пропагандистского аппарата, выступавшего в пользу демократов, составлял 176 миллионов долларов, в то время как в распоряжении сторонников республиканцев было всего 10,8 миллиона.

А если посмотреть на наиболее крупных персональных доноров? Тут преимущество демократов достигало прямо – таки эпических пропорций. Из 25 ведущих жертвователей на политические цели все, за исключением одного, были демократами. Наиболее рьяный из них в финансовом выражении – уже упомянутый Питер Льюис, который в предвыборном цикле 2004 года отпустил левым “организациям группы 527” суммарно 14,03 миллиона долларов. За ним шел всем известный Джордж Сорос – 12,6 миллиона, а замыкал первую тройку голливудский магнат Стивен Бинг – чуть более 8 миллионов. Всего же 24 сторонника демократов дали на цели политической агитации и пропаганды 56 миллионов 693 тысяч долларов. Одинокий республиканец в этом списке пожертвовал “силам зла и реакции” лишь немногим более миллиона долларов. Где уж тягаться с ними зловещему техасцу Бобу Перри с его жалкими ста тысячами?

Испокон веков было принято считать, что Республиканская партия отстаивает интересы богатых, а Демократическая партия – оплот бедных. Как и любой стереотип, такое представление допускало исключения, но в целом изначально соответствовало истине. Отец современной Демократической партии Франклин Делано Рузвельт сколотил пеструю непобедимую политическую коалицию из прогрессивной интеллигенции, профсоюзов, нищего Юга, национальных меньшинств и иммигрантов. Республиканская партия в те годы почти исключительно представляла интересы деловых кругов.

Однако шло время, и ситуация постепенно менялась. Начиная с 60 – х и 70 – х годов, массы “маленьких людей” – определенные этнические меньшинства, фермеры, евангелические христиане, полицейские, строительные рабочие, домохозяйки, военные ветераны – целыми блоками устремились в Республиканскую партию. Их принято обобщенно называть “рейгановскими демократами” – именно эти номинальные сторонники Демократической партии, встревоженные ее резким сдвигом влево, принесли решительные победы знаменосцу Республиканской партии Рональду Рейгану. Параллельно шел встречный поток: в стан демократов перетекали крупные группы богатой элиты – финансисты, университетская профессура, медиа – магнаты, “новые американцы” из Кремниевой долины, звезды кино и эстрады.

О том, насколько резко поменялись позиции партий по разные стороны водораздела между бедными и богатыми, свидетельствуют результаты исследования, проведенного социологической фирмой Ipsos – Reid. Ее сотрудники провели сравнительный анализ округов, которые значительным большинством проголосовали в 2000 году за Джорджа Буша и Ала Гора. Оказалось, что в прореспубликанских округах лишь 7% населения зарабатывали не менее 100 тыс. долларов в год, а у 38% семейный доход был ниже 30 тысяч. В округах же, поддержавших кандидата Демократической партии, численность лиц с доходом 100 тыс. долларов и выше оказалась вдвое более высокой – 14%, а с доходом ниже 30 тыс. существенно ниже – 29%.

С каждым днем все труднее и труднее всерьез называть Демократическую партию “партией простых людей”. Финансовый оплот демократов ныне составляют супербогачи – юристы, голливудская знать и финансовые воротилы. Наиболее активными донорами на политические цели ныне являются адвокаты. К середине предвыборного цикла 2004 года они пожертвовали кандидатам 112 миллионов долларов, причем львиная доля из этих денег – 71% – пошла демократам и лишь 29% – республиканцам. В то же время “Большая нефть” (нефтегазовая отрасль) дала суммарно лишь 15 миллионов.

Даже Уолл – стрит, традиционный бастион американского капитализма и опора консерватизма, в значительной мере поменял свою политическую окраску. Списки наиболее крупных доноров Демократической партии пестрят именами супербогатых брокеров и банкиров. В 2004 году из 15 наиболее крупных пожертвований на предвыборную кампанию Джона Керри шесть поступили от ведущих компаньонов громадных финансовых компаний – Goldman Sachs, Citigroup, Morgan Stanley и J.P. Morgan. Среди самых богатых членов Сената США тоже доминируют демократы. Достаточно назвать имена мультимиллионеров Герба Коула, покойного Теда Кеннеди или Джея Рокфеллера. О Джоне Керри и говорить не приходится – он женат на миллиардерше.

В одном исследовании десятка с лишним категорий элит, включая высший эшелон государственных служащих, юристов, церковных иерархов, руководителей кино– и музыкальной индустрии, профсоюзное руководство, высших офицеров, менеджеров благотворительных и других некоммерческих организаций, деловую элиту и медиамагнатов, выяснилось, что за исключением лишь бизнесменов и военных все эти элитарные группы в два – три раза более либеральны, чем американское общество в целом.

Все эти факты лежат на поверхности и достаточно хорошо известны. Но от внимания исследователей долгое время ускользал еще один немаловажный источник финансовой поддержки Демократической партии и леволиберальных инициатив – благотворительные фонды. Между тем они располагают отнюдь не тривиальными ресурсами: по некоторым оценкам, их средства суммарно достигают 500 миллиардов долларов.

Фил Кент, президент консалтинговой фирмы, носящей его имя, и бывший пресс – секретарь покойного сенатора – республиканца от Южной Каролины Строма Термонда, с давних пор интересовался этой проблемой. Еще будучи студентом факультета журналистики университета Джорджии, он написал курсовую работу на тему о влиянии частных фондов, пользующихся налоговыми льготами.

Но несколько лет назад Кент решил всерьез заняться изучением деятельности благотворительных фондов. Он два с лишним года рылся в открытой отчетности налогового ведомства и ряда других источников. Итогом его деятельности явилась книга “Фонды измены: как либеральные супербогачи губят Америку” (FoundationsofBetrayal: HowtheLiberalSuperrichUndermineAmerica).

Главный вывод книги: супербогатые благотворители идут в первых рядах леворадикального движения. Опираясь на свои неисчислимые средства, они делают максимум возможного, чтобы подорвать национальный суверенитет, экономическую систему и традиционные ценности Америки, в то же время всячески пропагандируя концепции всемогущего, неограниченного в своих полномочиях государства, мультикультурализма и полной личной свободы без каких – либо моральных сдержек и ограничений. Существуют в Америке фонды и консервативной ориентации, но они не идут ни в какое сравнение с либеральными благотворительными организациями ни по политическому влиянию, ни по финансовым возможностям.

Флагманом антиамериканских и антикапиталистических благотворительных организаций Фил Кент называет Фонд Форда – самый богатый и наиболее ретивый из всех. Автор подробно анализирует список получателей выдаваемых им дотаций на протяжении многих лет и показывает, что Фонд Форда, располагающий девятью миллиардами долларов, с самого начала и по сей день неуклонно ведет курс на подрыв Америки. Только если в былые годы он щедро оплачивал деятельность откровенно прокоммунистических организаций, то сейчас фаворитами фонда стали радикальные исламские организации, в том числе даже группы, финансирующие деятельность шахидов. Глава Фонда Форда настаивает на том, что Запад должен “понять” радикальный ислам, вместо того, чтобы защищаться от него с оружием в руках.

“Институт открытого общества” Джорджа Сороса “идет на втором месте и рвет постромки, чтобы вырваться в лидеры”. Среди наиболее щедрых финансовых благодетелей леворадикальных организаций числятся прославленные благотворительные фонды, основанные в свое время Рокфеллером, Карнеги, Пью, Хьюлеттом, Буллитом, Макартуром, Камминзом, Хайнцом, Тернером и другими титанами свободного предпринимательства.

Все основатели благотворительных фондов были людьми консервативных убеждений. Однако их нынешние руководители предали заветы людей, чьими капиталами им поручено распоряжаться. Многие главы фондов и их ключевые советники ненавидят капитализм. Они истовые социалисты или сторонники идеи всемирного правительства, прообраз которого они видят в ООН. Другие просто не переваривают свою страну. Джордж Сорос, например, открыто заявляет, что “главным препятствием на пути к справедливому и стабильному мировому устройству являются Соединенные Штаты Америки”.

Показательна основная направленность его деятельности. Сорос стремится в первую очередь создать противовес “фашистам” и “правым ретроградам” путем укрепления левых сил. Для этого он избрал хитроумный путь, пользуясь лазейкой в законе Маккейна – Файнголда: сдвинуть Демократическую партию влево, подобно тому, как пасечник передвигает весь улей, хотя пчелы в нем – аналог журналистов – могут свободно летать в разных направлениях.

Для этой цели Джордж Сорос основал в Вашингтоне группу под названием MediaMatters. Эта организация, по ее собственному описанию, существует для того, чтобы “доводить до сведения активистов, журналистов, комментаторов и широкой общественности случаи дезинформации и предоставлять в их распоряжение ресурсы для опровержения лживых утверждений, а также для разоблачения их источников”.

Пять десятков сотрудников MediaMatters стоят на страже, бдительно пресекая любые поползновения СМИ отклониться от “генеральной линии”. Стоит где – нибудь появиться нежелательному сообщению, как тут же слаженный механизм медиа – цербера приходит в движение: во все инстанции градом сыплются жалобы, опровержения и клеветнические нападки на ослушников. Стражи либерализма не щадят даже либеральных журналистов, если те предают гласности факты, которые не по вкусу либералам и демократам.

Цель такой тактики – запугать журналистов и отбить у них охоту распространять информацию, благоприятную для консерваторов и республиканцев. Усилия радикальных шантажистов увенчались полным успехом. Большая пресса, как правило, отмахивается от информации из “консервативных” источников, объявляя ее заведомо “тенденциозной” и “необъективной”. А когда консервативный или республиканский источник оглашает разоблачение какого – либо либерального политика или организации, корреспонденты главных газет и телевизионных каналов, по подсказке MediaMatters, делают максимум возможного, чтобы замолчать новость.

Фил Кент пришел к однозначному выводу: эта мощная леворадикальная армия супербогатых фондов, контролируемых глубоко аморальной элитой, составляет поистине “невидимое правительство” страны. Она неуклонно выполняет свои идеологические установки с помощью послушных ей политиков, не обращая внимания на неблагоприятные судебные решения.

Общественные благотворительные организации обязаны следовать правилу “20 и 5”, согласно которому они не имеют права тратить на прямое лоббирование законодателей более 20% ежегодно расходуемых ими средств и более 5% – на мобилизацию населения с целью оказания давления на законодателей. Группы, нарушающие это правило, подлежат уплате акцизного налога. А если они превысили указанные лимиты более чем на 50% в течение четырехлетнего периода, им грозит утрата налоговых льгот. Большинство “прогрессивных” фондов, однако, безнаказанно игнорируют это правило, уповая на помощь прессы и попустительство государственных органов.

Но как объяснить такую ненависть к своей стране и к ее общественно – экономическому строю со стороны баловней судьбы, обязанных своим благополучием именно свободному капиталистическому обществу? Особенно если учесть, что большинство самых оголтело левых фондов были основаны знаменитыми предпринимателями, заложившими основы неслыханного преуспеяния Америки. Надо думать, основатели переворачиваются в гробу, глядя с того света, что творят наследники с их деньгами, нажитыми тяжким трудом.

Наследники больших состояний в большинстве своем представляют жалкое зрелище. Лишенные необходимости бороться за существование, мучимые сознанием своей вины перед “униженными и оскорбленными”, эти люди мыкаются, не зная, куда себя деть, обуреваемые ненавистью и презрением к самим себе. Неприкаянные богачи становятся легкой добычей левых радикалов, которые эксплуатируют их комплекс неполноценности и тянут из них деньги на “революционные” цели, обещая разрушить общество, которое так “несправедливо” обошлось с ними, несчастными.

Фил Кент приводит слова правнучки основателя рокфеллеровской династии – Лоры Чейзин Рокфеллер: “С пользой избавиться от денег нелегко, но все – таки можно. Например, давать их тем, кто стремится поломать систему и избавиться от людей вроде нас”. Прадед основал новую отрасль промышленности, создал десятки тысяч рабочих мест, в подлинном смысле слова “нес свет в массы”, снабжая весь мир по доступной цене самым нужным товаром того времени – осветительным керосином. А правнучка мечтает только о том, чтобы кто – нибудь пришел и положил конец ее бренному существованию. Старинная мудрость гласит, что природа отдыхает на потомках гениев. Глядя на мучающихся от сознания своей ненужности богатых наследников, трудно с этим не согласиться.

 

Comments:

Log in or register to leave comments