С позиций самостоятельности / Семён Ицкович

By: admin 21 October 2013

С опорой на собственные силы

            Прошли недели. С этой дистанции хочу вернуться к речи Биньямина Нетаниягу на 68-й сессии Генеральной Ассамблее ООН. Общее впечатление от нее я уже выразил в двух тезисах заголовка. Уверен, что большинству читателей эти тезисы памятны – они из идеологии «чучхе», провозглашенной в 1955 году Ким Ир Сеном и до сих пор служащей основой внутренней и внешней политики КНДР.

            Сразу скажу, что не вижу ни малейшего сходства между премьер-министром Израиля и «вечно живым» президентом КНДР, нет ничего общего в идеологии и политике двух государств. Но вынесенные в заголовок слова по своей сути нейтральны, чисты и вполне приемлемы для определения политики Израиля, гордого государства, самостоятельно определяющего свой курс и рассчитывающего, прежде всего, на собственные силы. С удовлетворением отмечаю, что Биньямин Нетаниягу это успешно всему миру продемонстрировал: «Мы – древний народ, нам четыре тысячи лет», – он сказал, – мы, дескать, не банановая республика, не сателлит Вашингтона...

            Впрочем, так прямо он Вашингтон не задел, и сравнения с банановой республикой в его речи не было, но, поскольку оно было на слуху после заявления президента США («Мы не какая-то банановая республика!», – заявил он недавно при обсуждении вопроса о повышении потолка госдолга), невольно это выражение вспомнилось. И в целом речь Нетаниягу произвела впечатление конфронтации. Не только по отношению к Ирану (что было главной темой), но косвенно и по отношению к политике США последнего времени.

            Чувствовалось, что встреча с президентом США, состоявшаяся в Белом доме за день до выступления Нетаниягу перед Генассамблеей, его не вполне удовлетворила. Предполагаю, он рассчитывал на какую-то договоренность, о которой мог бы сказать в своей речи, но кроме общих утешительных фраз ничего не получил. Поэтому речь прозвучала такой, какой была заранее подготовлена, а то и покруче. Я не исключаю того, что фраза о волке в бараньей шкуре про президента Ирана Рухани была к предварительному тексту добавлена накануне вечером, когда Нетаниягу возвратился из Вашингтона в Нью-Йорк.

            То, что происходит в Иране, могло побудить в Израиле две принципиально отличающиеся линии поведения. Первая – это осторожное удовлетворение, побуждающее умерить полемику и заговорить в ином тоне. Поможет, не поможет, но не повредит. Эта линия едва собрала в речи Нетаниягу пару слов о былой дружбе евреев с персами. Вторая линия поведения – абсолютное недоверие к происходящим в Иране переменам и к речам нового президента, поскольку прежняя политика Ирана продолжается. Эта линия в речи Нетаниягу получила полное воплощение. Рухани был обличен во всех давнишних преступлениях иранского режима, к которым, возможно, и не имел отношения (а если и имел, то мог ведь свое прошлое переоценить). Нет, сказал Нетанияху, «Рухани отвечает за всё. Он не такой, как Ахмадинеджад, но Ахмадинеджад был честным, а Рухани...».

            После выступления Нетаниягу, на следующий день, в New York Times появилась редакционная статья, упрекнувшая его в использовании сарказма и воинственной риторики в попытке изобразить нового президента Ирана шарлатаном. «У Нета­ни­я­гу, – считает редакция газеты, – есть ле­ги­тим­ные при­чи­ны для то­го, чтобы быть осто­рож­ным. Осто­рож­ны и Со­еди­нен­ные Шта­ты... Но бу­дет ка­та­стро­фой, ес­ли Нета­ни­я­гу и его груп­па под­держ­ки в Кон­грес­се, ослеп­лен­ные недо­ве­ри­ем к Ира­ну, пре­уве­ли­чат мас­шта­бы угро­зы, по­ме­ша­ют пре­зи­ден­ту Оба­ме вос­поль­зо­вать­ся но­вы­ми ди­пло­ма­ти­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми и са­бо­ти­ру­ют шанс уста­но­вить но­вые от­но­ше­ния с Ира­ном».

            Вот тут-то я и хотел бы спросить: кто ослеплен – Нетаниягу «и его группа поддержки в Конгрессе» или администрация президента Обамы и редакция главной газеты США? Нетаниягу не видит перемен в Иране, предполагая, что они лишь показные, газета же, закрыв глаза на действительность, прониклась полным доверием к словам: «Ми­стер Ру­ха­ни и иран­ский ми­нистр ино­стран­ных дел Му­хам­мед Джа­вад За­риф по­сто­ян­но по­вто­ря­ют, что Иран раз­ви­ва­ет ядер­ную энер­гию в мир­ных це­лях, и вла­де­ние ядер­ным ору­жи­ем вред­но для без­опас­но­сти стра­ны».

            «Да, – признаёт с неохотой редакция, – Иран пря­тал свою ядер­ную про­грам­му от ин­спек­то­ров ООН по­чти 20 лет, и эта стра­на обо­га­ща­ет уран до уров­ня, де­ла­ю­ще­го воз­мож­ным быст­рое по­лу­че­ние ядер­но­го ма­те­ри­а­ла для бом­бы. Иран так­же со­зда­ет вы­со­ко­вольт­ные де­то­на­то­ры и стро­ит ра­ке­ты, ко­то­рые мо­гут быть ис­поль­зо­ва­ны толь­ко в во­ен­ных це­лях. Эти фак­ты да­ют по­вод для скеп­ти­циз­ма. Но Нета­ни­я­ху так ча­сто угро­жал во­ен­ной ак­ци­ей про­тив Ира­на с це­лью недо­пу­ще­ния со­зда­ния там ядер­но­го ору­жия, что ка­жет­ся, что он же­ла­ет вой­ны».

            Нетаниягу желает войны? С какого бодуна это показалось редакции New York Times? Разве он когда-нибудь выражал желание стереть Иран с карты мира? Редакционные недоумки, это в отношении Израиля сто раз «честно» говорил президент Ирана (и новый тоже), забыли?

            «Рухани хочет добиться снятия санкций, но не отказывается от ядерной программы, – сказал Нетаниягу. – Он предлагает минимальные уступки, но хочет сохранить инфраструктуру, необходимую для создания ядерного оружия. Северная Корея тоже говорила, что ее ядерная программа является мирной, и предлагала уступки. В ито­ге мы по­лу­чи­ли па­ра­но­и­даль­ный ре­жим с ядер­ным ору­жи­ем».

            В опасении иметь столь же параноидальный режим с ядерным оружием на Ближнем Востоке Израиль, как заявил Нетаниягу, этого не допустит, даже в том случае, если останется в одиночестве. Представление, что он перед угрозой со стороны ядерного Ирана может остаться в одиночестве, ужасно, но при нынешнем президенте США этого, пожалуй, надо опасаться. Что и сказал без обиняков всему миру премьер-министр Израиля.

            Шанс на установление Обамой новых отношений с Ираном, о котором взахлеб печется New York Times, не успокоил и не вдохновил Израиль, а то и насторожил. В каком смысле насторожил? В том же, в каком соглашение по Сирии насторожило Саудовскую Аравию, усмотревшую в нем возможность Асада избавлением от химического оружия предотвратить обещанный Обамой и с надеждой ею ожидавшийся американский военный удар. А тут еще звонок из Белого дома, который Рухани, по его словам, даже не ожидал, да любезный телефонный разговор. «Саудовская Аравия в ярости от действий США», – сообщил читателям Wall Street Journal.

            И вот в этот момент в речи Нетаниягу прозвучали такие слова: «Араб­ские стра­ны долж­ны по­нять, что Из­ра­иль не яв­ля­ет­ся их вра­гом, и на­ла­дить дру­же­ские от­но­ше­ния с ним. У нас об­щие за­да­чи, мы долж­ны стро­ить об­щее бу­ду­щее». Это очень важный и своевременно высказанный призыв, и можно ожидать, что после поучительной «арабской весны» арабские государства на него откликнутся. Пусть не сразу, но лед между ними и Израилем тронется.

            «Мы хо­тим за­клю­чить мир с Па­ле­сти­ной, и чтобы де­ми­ли­та­ри­зо­ван­ное па­ле­стин­ское го­су­дар­ство при­зна­ло ев­рей­ский Из­ра­иль. Я хо­чу луч­ше­го бу­ду­ще­го для па­ле­стин­цев и из­ра­иль­тян», – сказал еще премьер, но эта тема в аспекте процитированного выше обращения к руководству арабских государств отступает на второй план. На первый же план выступает общее мироустройство. Как оно может быть достигнуто?

            Обратимся к статье Александра Майстрового в «Новостях недели», Тель-Авив. Мир, он полагает, может наступить по принципу «Враг моего врага – мой друг». И вот его логика, вполне, на мой взгляд, соответствующая ситуации, которая к настоящему времени сложилась или складывается: «Израиль и арабские режимы столкнулись с одними и теми же грозными опасностями. Их три:

 – Иран и созданная им шиитская ось с «Хизбаллой»;

 – трехглавая гидра суннитского фундаментализма – «Мусульманские братья», салафиты и «Аль-Каида»;

 – трусость и предательство Запада, помноженные на ущербные марксистские теории, подкрашенные под либерализм».

            «Ни у арабских правителей, ни у Израиля сегодня нет союзников в мире, – констатирует израильский аналитик. – Они предоставлены самим себе и могут выжить, только сотрудничая друг с другом. Скрыто, без помпы, но весьма активно. Сотрудничество началось еще в середине прошлого десятилетия, когда арабы и евреи столкнулись с иранской экспансией. В 2006 году Мубарак и Саудовская Аравия с трудом скрывали желание, чтобы Израиль раздавил «Хизбаллу» и тем самым остановил продвижение Исламской республики в страны «благодатного полумесяца». Ситуация повторилась в 2009 году, во время операции «Литой свинец», когда Израиль, к разочарованию Мубарака и правителей стран Персидского залива, недовершил начатую им работу по уничтожению ХАМАСа. Сближение усилилось, когда на смену Бушу пришел Обама с его политикой умиротворения. Отныне всем рациональным игрокам на Ближнем Востоке стало ясно, как дважды два, что они не могут рассчитывать на Америку, и спасение утопающих – дело рук самих утопающих».

            Вот это и имел в виду Биньямин Нетаниягу в нескольких словах, но с глубоким подтекстом обратившись к государствам арабского мира. К саботажу шанса Обамы установить новые отношения с Ираном (обвинение New York Times) это отношения не имеет, но расхождения в позициях наметились. «Мы не стремимся к смене режима в Иране», – говорит Обама, а Нетаниягу видит опасность именно в режиме. «Это жестокий режим, – сказал он в интервью персидской службе Би-би-си, – народ Ирана заслуживает лучшего, это великий народ. Если режим аятолл получит ядерное оружие, иранский народ никогда не освободится от тирании и будет вечно жить в рабстве». Интервью было записано на языке фарси, оно распространяется в эфире и является по сути обращением премьер-министра Израиля к народу Ирана.

            Слышу по радио такую рекламу: веселая песенка «Нам не страшен серый волк» прерывается возгласом «Ой, кто это?» – «Не бойся, волк теперь хороший. После того, как ему подлечили зубки, он стал добрым»... Улыбнулись? Тогда от шутки к делу: после того, как атомщики навострят иранскому режиму зубки, – станет ли он добрым? New York Times надеется на дипломатию, Нетаниягу считает, что эти зубки необходимо волку удалить.

            Выявившиеся расхождения во взглядах могут усилить давно отмечаемую многими наблюдателями неприязнь Обамы к Нетаниягу (то ли на личностном уровне, то ли в результате нестыковки идеологий), но это, как все убедились, израильского лидера не смущает. С позиций самостоятельности и с опорой на собственные силы нынешний премьер-министр Израиля ведет свою линию, и он на верном пути. Его речь, обращенная к миру, поначалу показалась мне риторически чрезмерно заостренной, но последующее раздумье сняло все сомнения. Браво, Нетаниягу!

Семен Ицкович

 

 

 

Comments:

Log in or register to leave comments