Российско–турецкий конфликт: Обострение и прогноз для региона

By: admin 11 December 2015
  Семен Ицкович

 

Обострение российско-турецких отношений внесло ясность в суть конфликта. Эта суть не сводится к недавнему инциденту с российским самолетом, она исторически и геополитически гораздо шире и глубже. Она уходит своими корнями в русско-турецкие войны “времен очаковских и покоренья Крыма” (Грибоедов – “Горе от ума”), а то и глубже: “Твой щит на вратах Цареграда” (Пушкин – “Песнь о вещем Олеге”). Цареград – это Константинополь, ныне Стамбул.

Но не будем заглядывать так глубоко, нынешняя “маленькая победоносная войнушка” развернулась по причине несовместимости интересов Турции и России (а вернее – их высших властей) в Сирии. Давно, со времен СССР, находящийся под российским покровительством режим Асадов (нынешнего Башара и его папаши Хафеза) зашатался в результате разрушительной гражданской войны, развязанной там, прежде всего, турецкой агентурой. Этой агентуре, идеологически и финансово подпитанной с турецкой стороны, удалось поднять суннитские массы, составлявшие в Сирии большинство, на борьбу с алавитским режимом меньшинства.

Правящий режим Асада по преимуществу светский, почти социалистический, но поскольку туго ему пришлось в этой гражданской войне, он с готовностью принял поддержку извне – от шиитского Ирана и от ливанской, тоже шиитской, “Хизболлы”. Так гражданская война превратилась в войну религиозную, радикально суннитско-шиитскую, оттого и полезло в Сирию из Ирака “Исламское государство Ирака и Леванта” (ИГИЛ). Это не в интересах турецких исламистов во главе с президентом Турции Эрдоганом, надеявшихся, что Сирия после свержения Асада отойдет под их контроль. Да, эти турецкие исламисты суннитского толка по сравнению с игиловскими суннитами-головорезами выглядят “умеренными”, отдаленные их цели совпадают (“Islam will dominate the world”), но теперь они в жестокой конкурентной борьбе за влияние на всю мусульманскую умму, как они ее, на самом деле разобщенную, называют.

До последнего времени протурецкие силы были близки к победе над слабевшей армией Асада, но с вмешательством России ситуация обернулась контрнаступлением, и Эрдоган в шоке. Но только что его исламистская “Партия справедливости и развития” (эвфемизм, аналогичный “Партии свободы и справедливости” египетских братьев-мусульман) одержала победу на выборах, и он должен держать позу лидера нации, поэтому в риторике не сдается. На требование Путина извиниться за сбитый самолет он ответил, что извиниться должна Россия. Страсти кипят. Кого объявят победителем в этой “маленькой победоносной войне”, мы гадать не будем, но посмотрим на ситуацию как бы сверху.

Туркам явно не по душе наметившийся охват ее Россией не только с севера, но и с юга, где у России военно-морская база в сирийском Тартусе, военно-воздушная в Латакии, да в потенциале под контролем может оказаться и все турецкое подбрюшье. Плюс извечное стремление забрать проливы Босфор и Дарданеллы, заодно и переименовать Стамбул в Константинополь (чтобы опять с Севастополем рифмовался). Поэтому Эрдогана нетрудно понять: только-только забрезжили в его глазах видения Османской империи, когда под турками лежали неохватные земли и бесчисленные народы, как вдруг явился этот Путин и обратил прекрасные видения в мираж. Как нет худа без добра, этот конфликт, возможно, осадит исламистские амбиции Эрдогана.

Что может сделать Турция? Закрыть проливы не решится, да это ей и не поможет. Бросит армию в Сирию на защиту своих единокровных туркменов и всех других, кого сумела приручить, тогда война, да не только с Россией, еще и с Ираном, который, естественно, тоже перед разделом сирийского наследства не усидит. Что в этом аспекте явится главным фактором, так это руководящая воля. Путин – что захочет, то и сделает, и весь российский народ его поддержит. А у Эрдогана диктатура ограниченная, полстраны в оппозиции – чуть что, могут скинуть, так что на резкие шаги он, видно, не решится. Союзники по НАТО – как США, так и европейские – постараются его от резких движений удержать. Ситуация со сбитым российским самолетом и так их безмерно испугала, так что их совет Эрдогану, предполагаю, будет таким: сиди и не рыпайся. И ему придется отступить. Попутно скажу, что для НАТО это прозвучит минорным аккордом.

Россия “удар в спину”, полученный от Турции, легко переживет и перед обескураженным Западом еще более возвысится. Это нехорошо и должно в конце концов заставить ту цивилизационную структуру, которую мы называем Западом и чья мощь пока еще превалирует в мире, встрепенуться и осознать угрозы своему существованию, возникающие и не находящие адекватного реагирования. Да что тут говорить об адекватности, если кругом война, терроризм и беспредел, а в это самое время на конференцию ООН под бессмысленным лозунгом борьбы с изменением климата съехались в парижский пригород тысячи беспечных и безответственных персон со всего мира во главе со своими лидерами, чтобы двухнедельной надуманной застольной чепухой заболтать те действительно реальные проблемы, которые стоят перед человечеством?

“Мировые войны, между прочим, именно так и начинаются, – пишет в “Ежедневном журнале” серьезный юморист Виктор Шендерович. – С личных политических амбиций, удачных (как кажется их авторам) тактических импровизаций, больших геополитических фантазий... Начинаются в зимних и летних резиденциях, под хорошую сервировку, со вкусом. Все это очень увлекательно и похоже на дорогое казино, где каждый уверен, что умнее других”...

Поскольку я в подзаголовке этой статьи опрометчиво предсказал прогноз, не буду отпираться, скажу то, что прогнозирую. Могу ошибиться, но какой с непрофессионала спрос? Так что рискну. Мне представляется, что самолетный конфликт вскоре всесторонне замнут, ибо никому не на пользу его раздувать. Взаимные санкции, расторгнутые контракты, наказания и обиды со временем тоже улягутся и забудутся. Россия от поддержки Асада не откажется, это для Путина принципиально, а для Запада не так уже важно: не получилось его скинуть, так и ладно, пусть живет. Он молодой (50 лет), высокообразованный интеллектуал, врач-офтальмолог по специальности, прошедший стажировку в Лондоне, вполне светский человек западной культуры, вовсе, кажется, не кровожадный и, наверно, не хуже любых других претендентов на пост президента из приемлемых Западу лидеров “умеренной” сирийской оппозиции.

Башар Асад, кстати, не так давно заявил в интервью иранскому телевидению, что если его уход с поста президента поможет разрешить кризис в стране, то он может решиться на такой шаг. Это, конечно, не более, чем словесный маневр. Но в том-то и дело, что его уход не разрешит, а обострит кризис в стране. Если там будут проведены выборы, на которых настаивал Путин, то победит на них наверняка Асад – не только в силу административного ресурса, но и в свете его популярности не только среди алавитов. Эрдогану придется с этим смириться, и это, вероятно, будет благотворно для внутренней стабильности Турции, поскольку амбициозный исламизм Эрдогана становится все более неприемлемым для в общем-то прозападного (а в прошлом и произраильского) турецкого общества. Мне кажется, что Эрдоган зарвался, и если текущие события ударят по его престижу, это поможет турецкой оппозиции вернуть страну на более толерантный курс в духе традиций все еще почитаемого в Турции Кемаля Ататюрка.

Не исключено, что с отключением Турции от участия во внутрисирийской гражданской войне возникнет возможность некоторого умиротворения, если сирийская оппозиция – как суннитская протурецкая, так и гражданская прозападная – будет приобщена к властным структурам, включая участие в коалиционном правительстве обновленной Сирии. На этом Запад должен решительно настоять, преодолев российское сопротивление. Это будет вынужденный компромисс. За ним неизбежно последует изгнание из Сирии подрывных шиитских группировок – террористов “Хезболлы”, их хозяев из иранского Корпуса стражей исламской революции и вообще избавление от иранского влияния на политику Сирии. Думаю, в конечном итоге это будет и в российских интересах. А у ИГИЛ таким разворотом может быть выбита почва из-под ног в Сирии, и борьба международной коалиции с этой группировкой на территории Ирака обретет более ясные формы и верную стратегию.

То, что устроила Америка в Ираке, вторгнувшись, убрав тиранию, но ничего лучшего взамен нее не сотворив, а потом и вовсе неожиданно оттуда удрав, подлежит исправлению. Мне давно представлялось ясным и перспективным такое решение проблемы: разделение Ирака на три независимых государства: шиитское, суннитское и курдское. Пусть живут, как говорится, “бок о бок”. Уже лет десять я неоднократно об этом писал, но, извините, не достучался, поскольку писал, увы, не в The New York Times и даже не в Chicago Tribune. Грустно пошучу: попробовать, что ли? Не понимаю, почему эта идея не высказывается нашими ведущими политиками, но уверен, что к этому решению непременно придут. Может быть, после войны...

Ну, а в заключение, раз речь пошла о регионе, выскажусь с одобрением о политике Израиля, осторожной и вместе с тем твердой, то есть мудрой. Поддерживая нейтралитет в сложной многофакторной ситуации, когда все кругом дерутся, озлоблены и дезориентированы, Израиль в драку не ввязывается и являет собой остров мирного сосуществования в разбойном море, призывая соседей к успокоению и примирению – в первую очередь с ним, а затем и между собой. Жаль, что американская администрация, а за ней частично и Европа, в последнее время отходят от предназначенной им миссии в этом бушующем до озверения море страстей и ничем не оправданных амбиций.

Comments:

Log in or register to leave comments