Размышления в Independence Day Независимо от зависимости и зависимо от независимости

By: admin 17 July 2015

“Электромайдан” – неожиданная подсказка россиянам из дружественной Армении.

“Электромайдан” – неожиданная подсказка россиянам из дружественной Армении.

Афины перед референдумом

Афины перед референдумом

Америка отметила 239-й Independence Day

Америка отметила 239-й Independence Day
  Семен Ицкович

 

Америка отметила свой главный праздник – День Независимости. Уже 239-й раз, не юбилейный. Вот и чувства не юбилейные – радостные, но с тревогой пополам. С тревогой за будущее. Юбилейный Independence Day будет через 11 лет, еще более юбилейный – через 61 год. В какой обстановке встретят эти юбилейные дни наши дети, внуки и правнуки? Это в определенной степени зависит от нас с вами, дорогие читатели. От того, как проголосуем на приближающихся выборах.

Только это написал, а уже слышу возражения: да разве от нас тут что-то зависит? Что-то таки да, зависит, ибо день выборов – это День Зависимости нашего будущего именно от нас. И не только день выборов, а все дни нашего общения, формирующие то, что принято называть общественным мнением. А в Independence Day – в особенности.

239 лет назад свободные люди, американские патриоты, высокообразованные, с твердой моралью, сильные духом и мудрые, провозгласили независимость США от британского королевства. Это был День Рождения поистине великого, по-новому организованного государства, на третьем веке преуспеяния которого и нам, иммигрантам, удалось отведать его благ. Мы полюбили эту страну, стали ее гражданами и патриотами. Оттого порой тревожно за взятый в последние годы ее курс – как во внутренней, так и во внешней политике. Давайте рассмотрим в этом аспекте некоторые сенсации последних дней и недель. Одни из них касаются нас больше, другие – меньше, но в общем можно сказать, что при всей независимости мы на самом деле от всего зависимы и именно осознание этой зависимости может обеспечить нашу независимость в более широком смысле. Извинившись за витиеватость слога, перехожу к конкретике.

В Греции прошел референдум. Какое нам дело до Греции? “В Греции всё есть”, как уверял нас когда-то чеховский персонаж, т.е. для беспокойства за нее вроде бы нет оснований. Однако к Греции нам следует присмотреться. О ней я написал в статье “О коварстве референдумов” и не случайно вспомнил о другом хитром референдуме, когда нас в 1991 году спрашивали в одном вопросе о двух несопоставимых вещах: о правах человека и о сохранении СССР. Большинство тогда проголосовало за права человека, а устроители референдума интерпретировали это как голосование за сохранение СССР.

Греческий премьер Ципрас тоже хитрец. Смотрите, как в бюллетенях для голосования был сформулирован вопрос: “Должен ли быть принят план соглашения, представленный Еврогруппе 25 июня Европейской комиссией, Европейским центральным банком и Международным валютным фондом и состоящий из двух частей, представляющих их совместное предложение? Первый документ озаглавлен "Реформы для завершения текущей программы и после нее", а второй – "Предварительный анализ устойчивости долга"”.

Славно придумано! Вы поняли вопрос, читатель? Да будь я и греком преклонных годов, я бы не понял вопроса и попросил бы спросить чего-нибудь попроще. Но Ципрас и его леваки-однопартийцы настойчиво призывали “охать” (“Охi”, произносится “охи” – по-гречески “нет”), и 61,5 % (по итогам обработки 95 % бюллетеней) проохали. Тем более, что этот ответ был в бюллетене сверху, сразу под рукой (как “да” в горбачевском референдуме 1991 года), а другой ответ (“Nai”, произносится “нэ”, по-нашему “нет”, а по-гречески это “да”) надо было искать ниже.

Парадокс с “да” и “нет” напомнил болгарскую традицию кивать, когда “нет” и водить головой из стороны в сторону, когда хотят сказать “да”. Спросите болгарина, хочет ли он покинуть ЕС, он, конечно, кивнет, так не подумайте, что это “да”. А грек, если бы сказал на референдуме “нэ”, это значило бы “да”, но он сказал “охи”. Ну, пусть ЕС и кредиторы теперь разбираются. Для Европейского Союза неплатежеспособность Греции, а главное, ее желание брать без отдачи, однозначно выраженное на всенародном референдуме, – это серьезнейшая проблема, головная боль и угроза всей его структуре. Эта угроза, несомненно, коснется и США.

Урок, преподнесенный Грецией Евросоюзу, должен напомнить Соединенным Штатам Америки о проблеме дефицита бюджета и огромном государственном долге, опасно выросшем в последние несколько лет. По отношению к внутреннему валовому продукту (ВВП) он раза в полтора меньше, чем у Греции, но это не может служить нам утешением, поскольку в сущности это угроза независимости, хотя и отдаленная.

Вовсе не отдаленной, а насущной угрозой по отношению к США и НАТО является агрессия России в Украине и объявленное ею наращивание ядерных сил. В НАТО, сообщает Wall Street Journal, решено “ускорить развертывание сил быстрого реагирования, предоставив командующему войсками НАТО американскому генералу Бридлаву расширенные полномочия. Он сможет поднимать войска по тревоге и готовить их к боевым действиям, хотя окончательное решение о развертывании будут по-прежнему принимать все 28 государств-членов НАТО”. То есть Греция и здесь сможет сказать “Охi”.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг высказался в том духе, что страны альянса не должны преувеличивать опасность со стороны России и драматизировать ситуацию с угрозой для восточноевропейских членов альянса. По его мнению, “Москва и Вашингтон не находятся в состоянии холодной войны”. А Збигнев Бжезинский, экс-советник президента США по национальной безопасности и все еще влиятельный политолог, напротив, считает, что “между США и Россией начался новый виток холодной войны”. “Перспектива, что она станет горячей, к счастью, менее вероятна, – считает он, – и если Украина не рухнет, внутреннее давление в России заставит того, кто находится у власти, искать альтернативу”.

В интервью германскому журналу Spiegel Бжезинский заметил, что “между Путиным и Гитлером есть некоторые общие черты, но также есть определенные различия. Гитлер никогда не был особо заинтересован в том, чтобы лично иметь много денег. Путин же имеет побочный интерес к обогащению”. “А стремление к обогащению, – с удовлетворением подчеркивает Бжезинский, – стабилизирует и охлаждает страсти российского президента”. Вот такое от политолога “утешение”.

Говорить о внутреннем давлении в России на власть и об охлаждении страстей пока не вижу оснований. Наоборот, растет давление власти на общество. Одним из зловещих признаков этого являются сенсационные, просто дикие законопроекты, расширяющие и без того чрезмерные полномочия полиции и ФСБ, разрешающие стрелять в людей, даже по женщинам, правда, кроме беременных, в которых все-таки стрелять еще не разрешат. Правозащитники обеспокоены тем, что режим, очевидно, готовится к жесткому подавлению любого недовольства, к пресечению оружием и прочими “спецсредствами” любого несогласия. Вероятно, режим ощущает, что в обществе зреет недовольство, и напуган им. К тому же пример россиянам показала Армения – по моим впечатлениям это самая пророссийская из бывших советских республик. Имею в виду “электромайдан” – массовый народный протест в Ереване против повышения платы за электроэнергию, поставляемую ответвлением российской компании.

Еще одной российской сенсацией стало неожиданное заявление пресс-секретаря Следственного комитета Маркина о том, что в роли заказчика убийства в 1998 году мэра Нефтеюганска Петухова “и ряда других особо тяжких преступлений мог выступать непосредственно руководитель ЮКОСа Михаил Ходорковский”. “Прошу Маркина уточнить, – отозвался Ходорковский, – это реакция на исполнение Гааги или на серию статей о будущем России после Путина?”. “Следственный комитет политикой не интересуется”, – лицемерно ответил Маркин. Еще как интересуется, только ею и руководствуется, повинуясь тому, что исходит от президента. А тот еще во время второго суда над Ходорковским, если помните, сморозил про его “руки по локоть в крови”, потом сам забыл, когда выпустил узника, но служивые вдруг “вспомнили” и шьют новое дело.

В приведенном выше запросе Ходорковского Маркину есть две версии новой инициативы Следственного комитета России, обе верные и существенные. Во-первых, это может быть ответом на повестку в американский суд по иску акционеров ЮКОСа, переданную российской стороне посольством США в Москве 22 июня (дата памятная и звучит интригующе). Во-вторых, Путину явно не по себе политическая активность Ходорковского. Приведу лишь одну цитату из серии его впечатляющих статей и выступлений: “Западу стоит осознать, что интересы жителей России и интересы ее руководства фундаментально расходятся”.

Эта фраза существенна в связи с обвинениями США в желании смены власти в России, звучащими из Москвы, и с ответом США на эти обвинения. Вице-президент Джо Байден, резко критикуя Путина за “жестокую агрессию по отношению к Украине и агрессивные репрессии у себя в доме”, вместе с тем подчеркнул, что “Вашингтон не стремится к смене власти в России”. Примерно так же успокаивает Путина и посол США в Москве Джон Теффт. “Санкции США в отношении России направлены на изменение политики российских властей, а не на их смену”.

Изменить политику России, не сменив ее власть – это, я думаю, нереально. Дипломатия дипломатией, а давно пора честно сказать прямо в глаза правителям России, что санкции введены не против их многострадальной страны, не против ее народа, а именно против них самих. Да так надо сказать, чтобы российский народ это услышал. Пока интернет не преодолел там телепропаганду, остается надежда на несогласие терпящего ущерб холодильника с довольством, льющемся из телевизора. “Хоть горько лекарство, в нем польза всегда, от сладостей будет больному беда”. Это Саади, Иран, 13 век.

Иран, Куба и ряд других волнующих новостей, которые теснились рядом, но в данные размышления не попали, надеюсь, удастся при случае обсудить позже, тем более – в свете новых сенсаций, на которые так щедро наше неспокойное время.

Comments:

Log in or register to leave comments