Процесс пошел? О перспективах сирийского кризиса

By: admin 21 October 2015

Гражданский протест в России

Гражданский протест в России

Сунниты Турции в манифестации протеста по поводу действий России, Ирана и Хезболлы в Сирии

Сунниты Турции в манифестации протеста по поводу действий России, Ирана и Хезболлы в Сирии
  Семен Ицкович

То, что происходит в Сирии – это с самого начала нынешнего кризиса было видно – является одним из проявлений перехода в острую фазу извечного конфессионального конфликта, суннитско-шиитского. Он длится почти полторы тысячи лет, то возгораясь, то переходя в хроническую форму, но вряд ли когда-нибудь будет улажен, поскольку закреплен кровью, пролитой в жестоком споре за наследие пророка Мухаммеда.

История такова. После его смерти (в 632 году) между его последователями, претендовавшими на духовную и политическую власть над арабскими племенами, разгорелась борьба. Большинством племенных вождей был поддержан тогда соратник и тесть Мухаммеда, провозглашенный халифом, они назвались суннитами, меньшинство же отстаивало кандидатуру двоюродного брата пророка Али, утверждая, что Мухаммед именно его назначил преемником. Эта оппозиция, шииты, поначалу умеренная, стала неумеренной, когда сунниты убили Али, потом и его сыновей. Шиитов среди мусульман в современном мире 15%, суннитов – 85%. Кровная вражда двух ветвей Ислама обостряется в кризисные моменты истории одновременно с крушением политических режимов. Именно теперь такое время – в Ираке, Сирии, Йемене, Ливане. Подлила масла в огонь так называемая “арабская весна”.

Сирия долгое время, еще при Хафезе Асаде, отце нынешнего президента, стояла в стороне от суннитско-шиитского конфликта. Правящей была социалистическая партия БААС вполне светского толка. То, что во главе режима были в основном выходцы из околошиитской общины алавитов, властью не подчеркивалось, расхождения между светскими и религиозно ориентированными людьми сглаживались, властный режим долго пользовался поддержкой не только алавитов, но и суннитов, составляющих в стране большинство, и христиан, курдов и других этнических и конфессиональных меньшинств.

Положение коренным образом изменилось, когда в ходе “арабской весны” Саудовская Аравия, Катар, а также и Турция посредством пропаганды, агентуры, денежных вливаний и поставок вооружения подняли суннитов Сирии на вооруженную борьбу с правящим режимом. Так называемая “Свободная сирийская армия”, выступившая против правительства, состояла в основном из дезертиров правительственных войск, включая генералов и офицеров-суннитов. Теперь там много других воюющих групп, в том числе ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта), а сверху две мировые державы – США на стороне “умеренной” оппозиции (суннитской), Россия на стороне правительства Башара Асада, да еще совместно с шиитскими Ираном и Хезболлой. После того, как Россия включилась в эту суннитско-шиитскую войну непосредственно своими вооруженными силами, можно сказать, что процесс пошел. Куда пошел – вопрос. Рассмотрим его, сопоставляя факты и мнения.

Формально Россия включилась в конфликт, можно сказать, по приглашению американской администрации, предложившей Путину присоединиться к коалиции, воюющей с ИГИЛ. Бомбежкой в Сирии Путин вроде бы откликнулся на приглашение Обамы, но тоже не более, чем формально: какой резон России помогать Америке, с которой она теперь в глобальной конфронтации? Россия помогает армии Асада, оказавшейся в бедственном положении, устоять и перейти в наступление, поэтому бомбить будет там, где не Обаме нужно, а Асаду. Это в первую очередь будет, конечно, сирийская оппозиция, которую прикармливает Обама и почему-то называет умеренной. Окажется на пути ИГИЛ, российская авиация отбомбится и на ИГИЛ, но не системно: Россия ведь не в американской коалиции, у нее коалиция своя – с Асадом и Ираном. К ней может подключиться еще и правительство Ирака, представляющее преимущественно шиитское большинство страны. Суннитское ее меньшинство, в прошлом привилегированное, а после разгрома армии Саддама Хусейна бездумно брошенное американцами на произвол судьбы, является базой ИГИЛ.

Позиция США в последние годы непоследовательна. С одной стороны, она просуннитская, что было ярко продемонстрировано поддержкой “братьв-мусульман” в борьбе за власть в Египте. С другой стороны, она стала и прошиитской, когда Обама усилил Иран своей пресловутой ядерной сделкой. В отношении Сирии она становится пацифистской. За последние годы, говорит президент, США усвоили, что “никаким военным вмешательством проблему не решить”. Ее, он считает, можно решить только политическим путем, поэтому уговаривает Путина не помогать Асаду, а лучше помочь ему. “В коалицию Путина входят Иран и Асад. Остальной мир входит в нашу коалицию”, – вот довод, кажущийся ему убедительным. “Просто непонятно, – говорит сенатор Маккейн, – почему администрация так старается предложить России конструктивную роль”.

А старается Обама, вероятно, потому, что не видит себя в роли главнокомандующего Вооруженными силами США, избегает конфронтации и надеется, что как-то справится с ситуацией чужими руками и спокойно, без потрясений досидит в Белом доме до конца своей каденции – недолго уже осталось, так что с Путиным хотел бы договориться. А тот, расценив позицию Обамы как проявление слабости, пустился, как говорится, во все тяжкие и, зарвавшись, не может остановиться, ибо боится, что тогда его в России не поймут. Между тем опекаемый Путиным Башар Асад заявил: “Если коалиция в составе Сирии, России, Ирана и Ирака не добьется успеха, всему региону будет грозить гибель”. Да, кроме поддержки Асада бомбежкой его противников с самолетов, Россия начала еще и ракетный обстрел издалека – с кораблей на Каспийском море поверх Ирана.

Дело пахнет керосином. Министр обороны США Эштон Картер на попытки России укрепить позиции Асада откликнулся метафорой: “Россия привязывает себя к тонущему кораблю”. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон назвал действия Москвы “ужасной ошибкой”. Представитель Саудовской Аравии в ООН потребовал от России незамедлительно прекратить бомбардировки в Сирии. Находящаяся на содержании Саудовской Аравии сирийская “Армия Ислама”, насчитывающая, как явствует из сообщения New York Times, до 25 тысяч боевиков, объявила России войну за поддержку Асада. Президент Турции Реджеп Эрдоган: “Наши добрые отношения с Россией хорошо известны. Но если Россия потеряет друга в лице Турции... она потеряет многое, и ей следует об этом знать”. Это сказано уже на фоне перехвата российских истребителей в турецком воздушном пространстве. Влиятельная турецкая газета пишет, что Россия делится разведданными с Ираном, Ираком и режимом Асада, отмечая при этом, что отсутствие жесткой реакции на это со стороны США остается загадкой – “Не является ли это следствием тайных договоренностей между Обамой и Путиным?”, – задается вопрос.

Нечеткая позиция США касательно Сирии и всего Ближнего Востока, понимаемая то как безучастность, то как попустительство, дезориентирует союзников США, что негативно сказывается на перспективах умиротворения. Тем временем после “головокружения от успехов” в позиции России появляются признаки некоторого отрезвления, поскольку блиц-криг вряд ли может ей удасться. Эти признаки проявились, например, в заявлении Сергея Лаврова о том, что Москва готова о чем-то договариваться с противостоящей Асаду “Свободной сирийской армией”: “Если это действительно сохраняющая какую-то свою дееспособность вооруженная группа патриотической оппозиции, состоящая из сирийцев, – мы готовы с ней контакт установить”.

Еще более значимым признаком можно считать сбавление прежнего агрессивного тона Путина в отношении Украины, что показал состоявшийся в Париже саммит “нормандской четверки”. Глядя на фотографию этой четверки, подумал было, что Меркель и Олланд под контролем Путина делают очередное внушение несчастному Порошенко, но встреча прошла для него на сей раз не в миноре, а в относительном мажоре: Путин уже не говорил, что он ни при чем, не советовал Киеву договариваться с самопровозглашенными республиками, а уже наоборот, пообещал “попросить” пророссийских сепаратистов отменить выборы на контролируемых ими территориях, которые они планировали провести, несмотря на возражения правительства Украины. И сдержал слово, “попросил”, и выборы отменили, они будут проведены не как в Крыму, а в соответствии с украинским законодательством. Видно, умные головы в окружении Путина посоветовали ему не зарываться, сбавить тон и искать примирения с Западом, ибо иначе хуже будет.

Россия в тяжелом экономическом положении, агрессия ей непосильна, добавление сирийского направления – тем более. Если “крымнаш” под фанфары поднял рейтинг лидера, то надеяться на повторение успеха телепропаганды по Сирии не приходится – второй раз российский народ не обманется, контрактников-добровольцев в достатке не будет, тем более, что скрыть потери солдат России в войне за сирийских “братьев”, даже русскоязычных, не удастся.

Участие в шиитско-суннитском конфликте на стороне шиитов России противопоказано хотя бы потому, что ее мусульманское население, за исключением таджиков, принадлежит к суннитской ветви Ислама, как и так называемое “Исламское государство”, которое, что предсказуемо, перенесет свою террористическую деятельность на территорию России – как непосредственно, так и со стороны среднеазиатского “подбрюшья”. Кстати, “Исламское государство” объявило награду в 2 миллиона долларов за каждого плененного российского военнослужащего.

Подведем итоги вышеизложенному. Процесс, который “пошел”, неоднозначен и непредсказуем. Вовлеченные в него государства испытывают свою судьбу. В том числе и наше, оказавшееся в эти роковые годы без адекватного руководства. Через год с небольшим нам предстоит общими усилиями выправить положение. Справимся ли, трудно сказать.

Comments:

Log in or register to leave comments