Повесть о том, как поссорились: Дружба дружбой, а табачок врозь

By: admin 24 February 2017
  Семен Ицкович: 

 

“Володь, не порти вечер!”, – сердито бросил Александр Григорьевич Владимиру Владимировичу и сам потом об этом рассказал большому собранию в Минске. Не в деталях, предупредил он публику, “так как тема очень острая”, однако ему невмоготу: “Ситуация уже дошла до того, что я уже мало что имею право скрывать, – заявил президент Беларуси Лукашенко. – Ситуация толкает к тому, что я должен и вам, и всем людям об этом честно сказать”.

“Вы должны понимать, – объяснил он далее, – что в России море разных сил... К сожалению, они сегодня разные и в руководстве страны. И что очень плохо, некоторые вещи расходятся с решениями самого президента. Я об этом ему часто говорю. Это уже никуда не годно”.

Из “моря разных сил”, действующих в России, Лукашенко в первую очередь, естественно, ориентируется на коммунистов, давно предпочитавших его Ельцину и ностальгирующих по советскому прошлому. Их влияние теперь почти сошло на нет. К тому же у Путина кончаются деньги, и он стал на Лукашенке экономить.

Подоплека нынешнего конфликта лежит в сфере белорусско-российских нефтегазовых споров. “Эти обострения, – напомнил Лукашенко, – они же не впервой. Россия часто хваталась за газовую и нефтяную трубу. Это происходит и сегодня. Это уже и привычка такая. После каждых таких конфликтов мне говорили, хоть и не публично – да, мы погорячились... Но зачем нас брать за горло? Ну понятно же, что без российской нефти мы обойдёмся! Нам будет очень трудно, но свобода и независимость не оценивается никакими деньгами и числами!.. Мы все равно найдем выход!.. Мы как раз поставили баржу нефти с Азербайджана... с небольшой рентабельностью, поскольку они нам сделали определённые скидки, и мы её завозили по железной дороге через Украину”.

“Я говорю (Лукашенко Путину – С.И.): сейчас все борются за нефтяные рынки. Ты потеряешь свой рынок в Европе, потому что я завезу эту нефть, как когда-то из Венесуэлы, мы переработаем её... и продадим на твоих рынках. Зачем вы это делаете? Он мне сразу: ты этого не сделаешь, это дорого, российской нефти замены нет. Я не стал ему объяснять, что независимость, порядочность и наше историческое прошлое дороже нефти”.

Спор зашел о ценах на газ: объявленной “Газпромом” и “справедливой ценой”, рассчитанной белорусской стороной “по формуле равнодоходных цен” (согласно которой цена на газ привязана к цене на нефть). “Они согласились, что мы правы... И они сказали – мы вам компенсируем... Хорошо... Поехали к Путину... Он мне дословно: “Слушай, ну не обижайся... Я не могу сейчас”.

Путин не может. А Лукашенко? Ему еще хуже. По данным Льва Марголина, белорусского экономиста, падение ВВП республики обусловлено в основном снижением объема переработки нефти и соответственно экспорта нефтепродуктов. Доходы от экспорта нефтепродуктов в 2016 году по сравнению с 2015-м сократились примерно на 40%. В то же время около трети экспорта нефтепродуктов (4,3 из 13 млн тонн) пришлось на Украину, увеличился экспорт в Польшу и Нидерланды, а в Россию уменьшился.

Согласно договоренности, по словам Лукашенко, Россия должна была поставлять Беларуси 24 млн тонн нефти в год, но сократила до 16-ти и готова урезать до 12 миллионов. Доставка альтернативной нефти, например, из Азербайджана, тем более из Венесуэлы, явно нерентабельна, так что Путин прав: российской нефти у Лукашенко альтернативы нет. Чем Россия и пользуется, его шантажируя.

Беларусь по сравнению с другими республиками бывшего СССР имеет высокий промышленный потенциал: нефтеперерабатывающие, автомобильные заводы, высокоразвитые электронные предприятия, точное машиностроение и т.д. Российские бизнес-структуры давно пытаются лучшие из них перекупить, чему Лукашенко по мере сил сопротивляется.

“Мы слишком долго и слишком многое позволяли белорусскому руководству, – считает российский идеолог Игорь Шатров. – Идея Союзного государства стала той приманкой, на которую в свое время клюнула Москва. И все постсоветские годы российская экономика как на прицепе тянула за собой экономику Белоруссии. И тянет до сих пор”. Между тем, как он заметил, если прежде “антироссийские настроения в Белоруссии ассоциировались с оппозиционными, то теперь в свете таких событий, как аресты журналистов, симпатизирующих России, непризнание Крыма российским, эксперименты по созданию альтернативной символики ко Дню Победы и недавние заявления Лукашенко о некоей внешней угрозе, невольно закрадывается мысль, что и белорусская власть сегодня не вполне лояльна России”.

Совсем иначе по отношению к Лукашенко настроен известный прокремлевский политик Сергей Марков. Цитирую его статью в “Известиях”: “Как в свое время говорили про Берлускони, что ему слишком мала, узка Италия, так можно сказать и про Лукашенко, что ему слишком мала Белоруссия. Лукашенко – политик масштаба Большой России. Отсюда некоторая ревность к высшему посту великой страны, ревность к исторической миссии возрождения России. Александр Лукашенко мог бы играть в Большой России более значительную роль, и эта роль соответствовала бы масштабу его яркой личности. Считается, что в свое время он мог быть вице-президентом, но хотел быть де-факто вторым президентом. Двух президентов в такой стране, как Россия, быть не может. Но и третировать Лукашенко как мелкого регионального политика нельзя ни в коем случае”.

“Россия считает, – пишет далее Марков, – что субсидирует белорусскую экономику... и при этом время от времени ставит вопрос о том, чтобы Белоруссия в обмен на это передала крупным бизнес-структурам контроль над ключевыми участками белорусской собственности. Лукашенко опасается, что сначала эти олигархические структуры установят контроль над важнейшими частями экономики, потом свое экономическое влияние трансформируют в политическое и, используя его для смены власти в Белоруссии, захотят поставить на пост президента более покладистого политика”.

Отметив, что согласно данным ООН, по индексу развития человеческого потенциала Белоруссия опережает как Украину, так и Россию, Марков полагает, что “в Белоруссии хотели бы сохранения своей социально-экономической модели. И эта озабоченность Белоруссии также должна учитываться”. За этой озабоченностью можно усмотреть явно не высказываемую, но давно замеченную стратегию определенных российских кругов – отработать в Беларуси модель своего будущего устройства. В целом же Марков, весьма осведомленный в делах и разговорах кремлевской кухни, на сегодня вполне разделяет опасения Лукашенко. “Но есть, – полагает он, – вполне резонные опасения и со стороны России. На белорусском ТВ уже 10 лет идет мягкая, но явная антироссийская пропаганда. А ведь попытка использовать антирусских националистов в своих целях довела Януковича до катастрофы. Те антироссийские националисты, которых Янукович хотел использовать, его и свергли. Жаль, что Лукашенко повторяет ошибки Януковича. Жаль, если Лукашенко постигнет та же беда, что и Януковича. Александр Григорьевич, не идите путем Януковича! Там пропасть”.

Заметался Лукашенко. То Западу подмигнет, то Турции, то Азербайджану. В недавнем ноябре в Минске был устроен торжественный прием президенту Турции Эрдогану, прибывшему на открытие соборной мечети, строительству которой покровительствовал. “Турция для Беларуси является приоритетным партнером, – заявил Лукашенко. – Подписанные документы создают дополнительные условия для расширения взаимовыгодных связей в области политического, торгово-экономического, научно-технического, гуманитарного и других сфер сотрудничества”.

Как бывший минчанин, вспоминаю, что в Минске был район компактного проживания татар, который называли Татарскими огородами. До войны там были две улицы Татарские, после войны переименованные в Колхозную и Совхозную. На одной из них была небольшая мечеть. Прихожанам власти навязали ремонт, в ходе которого срезали башню с полумесяцем, балкончик, с которого призывал правоверных на молитву муэдзин, превратили в подобие корабельной рубки и открыли там вместо мечети военно-морской клуб. Ну вот, хорошо, что теперь минские татары, среди которых у меня были когда-то приятели, получили от Эрдогана свой храм, лучше прежнего.

Вслед за Эрдоганом заехал к Лукашенко и президент Азербайджана Ильхам Алиев, поблагодарил его за экстрадицию в Азербайджан (вопреки возражениям России) блогера Лапшина, наградил Лукашенко орденом Гейдара Алиева и договорился о дальнейшем сотрудничестве.

Оппозиционный сайт Charter97.org отреагировал на обрадовавшие Лукашенко визиты Эрдогана и Алиева веселой карикатурой, одновременно сообщив о том, что известные оппозиционные политики по инициативе Белорусского национального конгресса известили столичные власти о проведении 17 февраля в центре Минска “Марша рассерженных белорусов”. Буду его сочувственно смотреть, но заранее скажу, что, как ни странно, то, что в Москве уже нельзя, в Минске еще можно – подобные акции неоднократно проходили без заметных инцидентов, без вмешательства полиции, без автозаков и прочих атрибутов, в России в последнее время приметных. Лукашенко в смысле умеренности даст фору Путину, но вот беда, у того армия, “зеленые человечки” и полное презрение к международному праву. Поэтому тревожно, и повесть о том, как поссорились Александр Григорьевич с Владимиром Владимировичем, на мой взгляд, может завершиться отнюдь не happy end. Беларусь – моя родина, уважаю ее народ и добрые его традиции.

В заключение упомяну принятый Госдумой РФ и подписанный президентом закон о декриминализации побоев в семьях россиян. Отныне муж, разок побивший жену, освобождается от уголовной ответственности. Для чего вдруг понадобился такой закон? Не замыслено ли его последующее расширение с разрешением “большому брату” побоев в “семье советских народов”?

Comments:

Log in or register to leave comments