Потепление или похолодание? В аспекте политики – каков будет тренд

By: admin 15 January 2016
  Семен Ицкович

 

Холодная война – это похолодание или потепление? Смотря, после чего. После мирной идиллии это похолодание, а после реалий, когда тысячи людей гибнут, а миллионы бегут, холодная война – это, несомненно, потепление. Не климата планеты, а отношений между людьми и государствами. Сколько наблюдаю, прихожу к представлению, что холодная война – это естественное состояние пестрого народонаселения нашей планеты, сдерживающее конфликты и способное предотвратить сползание к самоубийственной мировой бойне.

Санкции – экономические и юридические – это оружие холодной войны, вполне конвенциональное и в принципе человеколюбивое, поскольку не убивает, а преподает урок. Но вот что важно: санкции должны иметь четко выраженную направленность, чтоб не на весь народ, а на тех, кто виноват. Например, не на народ Ирана, а на его правящий режим, провозглашающий преступные цели и готовящий для их осуществления недопустимые средства массового поражения.

Санкции в отношении Исламской республики Иран действовали много лет и успешно сдерживали агрессивные устремления режима аятолл. Успешно, однако недостаточно, их следовало усилить, но администрация президента США, наоборот, вступила в ничем разумным не объяснимую ядерную сделку с иранским режимом, пообещав снятие санкций, так и не достигнувших цели. Лишь в последнее время, когда Иран вопреки наивным ожиданиям затеял производство и испытание запрещенных ему международным соглашением баллистических ракет, США вроде бы собираются вернуться к санкционным воздействиям на иранский режим. Непоследовательная стратегия, характерная для американской внешней политики последних лет, подрывает устои миропорядка.

Аналогично обстоят дела с санкциями в отношении России, введенными в ответ на аннексию Крыма и поддержку сепаратизма в приграничных областях Украины. Санкции, как правило, адресные, они касаются конкретных персон, совершивших преступные деяния. Эти люди неподсудны западным инстанциям, но Запад вправе не пускать их к себе и пресечь их активность в своих финансовых учреждениях. Таковы, например, санкции по “списку Магнитского”. Другие санкции направлены против банковских и иных учреждений, а также и секторов промышленной сферы, задействованных в агрессивной политике властей, то есть направлены они не на народ России, а на сдерживание агрессивных устремлений российской власти.

Естественно, в какой-то мере косвенно эти санкции негативно отражаются и на жизни простых граждан России, но гораздо больше бьют по ним не сами санкции, а введенные в ответ на них правительственные антисанкции, резко ухудшившие снабжение населения, в частности, продуктами питания.

Парадокс ситуации в том, что чем хуже живется народу России, тем выше фиксируемый опросами рейтинг ее президента. Этому парадоксу видим четыре объяснения. Во-первых, изощренная пропаганда, убеждающая население страны, что Россия в противостоянии “врагам” с Запада “встала с колен”, и взрастившая в нем массово гордыню победителя, который “за ценой не постоит”. Во-вторых, это репрессии против инакомыслия, подкрепляемые драконовскими законами и подконтрольными властям судебными органами, заглушающие в стране свободную мысль и сводящие на нет любую оппозицию правящему режиму. В-третьих, это привычный населению и ныне неимоверно возрождаемый, порой карикатурно, культ личности “национального лидера”. В-четвертых, это то, что упомянутый культ личности российского вождя угодливо поддерживается на Западе как кремлевской агентурой и подкупаемыми ею интересантами, так, к сожалению, и его лидерами.

Кратко подкреплю эти тезисы конкретикой. Если какие-то щелочки в монополизации государством практически всех средств массовой информации и пропаганды еще оставались, то и они закрываются. Последний пример – передача “Особое мнение” на радио “Эхо Москвы” с Виктором Шендеровичем, позволившем себе безбоязненно критиковать российскую власть. Запись беседы с ним, прозвучавшая в эфире, была стерта с сайта. Благо, в эпоху интернета ее не удалось утаить, и я рекомендую читателям, имеющим доступ к интернету, адрес, по которому с нею можно ознакомиться: http://kashin.guru/2015/12/25/shenderovich_v_ban/.

Повальное устрашение граждан репрессиями и падение морали, захватившие некоторых прежде уважавшихся деятелей российской культуры, воскрешают в памяти сталинские времена. В этом аспекте я несколько скептически оцениваю прогнозы ближайшего будущего России со стороны таких авторитетов, как Михаил Ходорковский, предрекший Путину революцию, или Сергей Гуриев, бывший ректор Российской экономической школы, ведущий эксперт, подвергший критике приговор по второму делу ЮКОСа, за что подвергся угрозе репрессий, вынудившей его к эмиграции, ныне профессор парижской Школы политических наук и главный экономист Европейского банка реконструкции и развития. В докладе “Роль цензуры и пропаганды в современных автократиях”, представленном по скайпу в Москве на площадке Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина (министра финансов РФ с 2000 по 2011 гг.), Гуриев предрек нынешнему российскому режиму недолгий срок существования из политико-экономических соображений. А Георгий Сатаров, один из авторов Конституции РФ, подвергшийся задержанию полицией за требование ее соблюдения, высказался о перспективах режима так: “Халтурно построенная плотина производит внушительное впечатление величия и незыблемости, а разрушается неожиданно и лавинообразно. Сначала где-то начинает сочиться вода”...

Ох, долго может та вода сочиться. Тут требуется напор, иначе даже халтурно построенная плотина может простоять десятилетия, как простояла сталинская. Четвертый из вышеперечисленных тезисов теперь особенно актуален – нужна ясная, без зигзагов и экивоков позиция Запада по отношению к путинской диктатуре, неприемлемой для цивилизации XXI века. В этой ясности острый дефицит. Если президент США объявляет о намерении изолировать Путина, а направляемый им к Путину госсекретарь ни с того, ни с сего от имени президента именует Путина партнером по коалиции в борьбе с ИГИЛ, то всё насмарку. Не только наивно, но и просто глупо считать, что какими-то любезностями удастся переманить Путина с антиамериканских позиций на поддержку презираемых им “пиндосов” где бы то ни было.

Придумав “нормандский формат”, в котором Путин с Олландом в придачу вынуждает Меркель давить на Порошенко (именно так мне видится эта четверка), администрация президента Обамы самоустранилась от европейских дел. Следом уступает и Европа: забывается сбитый российским “Буком” малайзийский самолет, а с ним и связанное с этой трагедией неуклюжее российское враньё; едва возобновившись, снова заглохло расследование отравления в Лондоне Александра Литвиненко российским полонием, а с ним и вопрос о взрывах жилых домов в 1999 году в Москве, Волгодонске, тем более, о предотвращенном взрыве в Рязани...

Лидеры Запада лишь один раз – на саммите “двадцатки” в Австралии (2014) – повели себя с Путиным соответственно его деяниям, но с тех пор, как ни в чем не бывало, любезно ему улыбаются и по-дружески пожимают руку. То Forbes, то Time называют Путина самым влиятельным человеком в мире. Чего ж удивляться, что рейтинг его в России зашкаливает, если он и западными лидерами публично поддерживается?

Вообще-то говоря, опросы общественного мнения и рейтинги политиков на их основе далеко не всегда достойны восприятия всерьез. Особенно в нынешней России, когда опрашиваемый из вполне понятных опасений вряд ли искренен в ответах. Но существуют в мире социологические организации, пользующиеся некоторым авторитетом. Такова, в частности, Gallup International, недавно опросившая 64 тысячи каких-то людей в 65 странах на предмет выявления самых одобряемых мировых политиков. Считая опрошенных полномочными представителями мирового сообщества, Gallup констатировал, что самым одобряемым в мире лидером является, как и следовало ожидать, Барак Обама – его одобряют 59%, не одобряют 29%. На втором месте, что также было ожидаемо, Ангела Меркель (соответственно 42 и 29), на третьем – Дэвид Кэмерон (37 и 28), на четвертом – Франсуа Олланд (35 и 29). У этих “индекс симпатии” (разница между одобрительной и неодобрительной оценками) положителен, а у следующего далее Владимира Путина он уже отрицателен: одобрили его 33% респондентов, а не одобрили 43%. Позади Путина по этому индексу только лидеры Ирана и Саудовской Аравии.

А вот в России, если верить, рейтинг Путина достиг 90 процентов! Предпочту не верить, ибо в России беда: население нищает, пропаганда зомбирует, власть бесконтрольна и бесчестна. Характерный пример последнего времени, это когда заказчиком убийства Бориса Немцова объявили какую-то мелкую пешку из чеченской обслуги. Всем ведь ясно, что заказал Немцова Путин. Не прямо, так косвенно. Кто-то понял как заказ, и в центре Москвы, у Кремля, где всё просматривается и прослушивается, за убийцей не проследили...

Прилаживаясь к Путину, Запад проявляет безучастность по отношению к российскому народу. Каков же будет тренд политики Запада в 2016 году? Что до российского направления, то справедливость требует более теплого и сочувственного отношения к народу России при разумном, стратегически оправданном и ясно выраженном похолодании к ее лидеру. Пора, наконец, понять Who is mister Putin. Кстати, впечатляющий фильм с таким названием был представлен в Киеве в канун наступившего года. Вот адрес: https://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=azRiuBudWVc

Тем временем президент Обама с супругой и дочерьми возвратился в Вашингтон из двухнедельного отпуска, проведенного на Гавайях (в родном штате президента, напоминает “Голос Америки”). Пошел последний год его каденции.

Comments:

Log in or register to leave comments