О тотальной власти и ее самоорганизации: Научная постановка проблемы

By: admin 15 April 2016
  Семен Ицкович

 

Вы смотрите на книгу, книга смотрит на вас. Глазами, полными ужаса. Безмолвно, ибо рот на замке. В фотографии, представленной на обложке книги, мастерски отражена ее тема – ведь именно таким делает человека тотальная власть над ним в тоталитарном обществе.

Эту книгу (изд. “Литературный европеец”, Франкфурт-на-Майне, Германия, 2016) я читал медленно, то и дело возвращаясь назад к уже прочитанному, порой забегая вперед. Ибо это не беллетристика и не публицистика, это профессиональное исследование тоталитаризма как актуальной проблемы, грозно вставшей теперь перед нашей цивилизацией и требующей разрешения. Проблема исключительно сложна, но несомненно разрешима. Она разрешима, прежде всего, потому, что иначе конец человеческой жизни, капут, кирдык. То есть нет ни места, ни времени для благодушия, надо принимать меры. И тут нам важно уяснить, в чем суть тоталитаризма, откуда он берется и как складывается. Об этом книга. Вот ее подзаголовок: “От мафиозных, культовых и идеолого-террористических организаций до глобального террора”.

Оба автора книги – физики, отец и дочь. Александр Корчак (1922 – 2013) – доктор физ.-мат. наук, внесший вклад в науку о Солнце и о космическом излучении, а с семидесятых годов еще и в правозащитное движение как один из основателей Московской Хельсинкской группы, сосредоточился также на системном изучении и осмыслении природы тоталитаризма, что отражено, в частности, в книге Totalistic Organizations: from Mafia to Global Terror, вышедшей в издании Колумбийского университета, Нью-Йорк, 2002. Вера Корчак, ныне живущая и работающая в Калифорнии, США, была в этой теме сотрудницей отца и продолжает его дело.

Основное содержание книги уложено в две ее части. Часть первая: “Самоорганизация тотальной власти в малых социальных системах”. Часть вторая: “О самоорганизации больших социальных систем”. Как видим, ключевое слово здесь – самоорганизация, и в этом суть: не сверху навязывается тотальная власть, не сбоку приходит, а возникает сама собой и самоорганизуется, иначе бы в обществах не приживалась. Это уже мое читательское восприятие книги, но сперва о ее содержании.

Глава 1 части первой – вводная, касается терминов, методов и понятий, интересна и познавательна в общетеоретическом смысле, но я ее здесь обойду, чтобы перейти к следующей главе – “Мафия: универсальная тотальная организация”. Вот ее содержание в краткой тезисной форме: “что такое мафия; модель зрелой мафии; как происходит отбор членов и формируется вертикальная структура; как осуществляется социальный гомеостаз мафии (то есть саморегуляция в ее звеньях); эволюция мафии, колебательный дрейф; почему мафию так трудно (и даже невозможно) уничтожить”. Слово “мафия” – второе ключевое, как и его производное – “мафизация”.

Глава 3 посвящена мафизации бюрократических ведомств. Процитирую не все, а только “кричащие” ее темы: “почему любая администрация со временем теряет эффективность; почему в ней растет степень централизации; почему происходит размывание индивидуальной ответственности; почему администрация распадается на популяции; как наступает стадия корпоративности; как наступает стадия мафизации и роль в этом информации”.

Далее в этой главе описана советская номенклатура как бюрократия нового типа. Цитирую: “Хотя при распаде СССР советская номенклатурная бюрократия и прекратила свое существование, ее анализ представляет интерес по трем причинам. Во-первых, эта бюрократия является конечным эволюционным этапом развития обычной бюрократии. Во-вторых, советская номенклатура была так хорошо изолирована от внешнего мира, что ее эволюция очень мало подвергалась влиянию внешних факторов, и поэтому на ее примере легче проследить главные внутренние причины старения и распада тотальных бюрократических ведомств вообще. И в-третьих, именно на осколках номенклатуры создавался путинский режим, поэтому ее понимание может помочь более полному пониманию природы этого режима”.

“Почему большевизм рано отправлять на полку истории?” – это тема главы 4 “Идеолого-террористические тотальные организации: путь к власти”. Суть в том, что на пути к власти, начинаясь с безобидной “тусовки болтунов”, через стадию скрытого накопления насильников мафиозная группа набирает силу и, как показала вся история большевизма, самоорганизуется в тоталитаризм. А то, что большевизм и марксизм как его идеологию рано отправлять на полку истории, нам постоянно напоминают новости, приходящие со всего мира.

Глава 5 – “Религиозно-культовые тотальные организации: от братства к рабству”. Здесь на нескольких примерах прослежена эволюция от, казалось бы, безобидной секты к преступному культу. Читая о разных мелких и уже преодоленных культах, я поневоле выходил за рамки этой главы к более опасным, домысливая прочитанное уже в силу логики. К таким, например, как “Нация ислама” в Америке, “Братья-мусульмане” и “Исламское государство” в арабском мире.

“Тотальная организация и индивид” – тема следующей главы. “Вместе тесно, а врозь скучно: двойственность человеческой психики”. Иначе говоря, две тенденции: индивидуализация и уподобление – как эта двойственность проявляется в демократических государствах и как индивид подавляется в тоталитарных.

Подавление индивидуальности в тоталитарных государствах и, главное, в тоталитарных обществах, вступает в противоречие с правами человека, которые святы для нас, почему и защищены Конституцией. Чего нет в книге, но вдруг пришло в последних новостях из России и могло бы быть красочным дополнением к ней, так это прямое отрицание ревнителями тоталитаризма прав человека. Имею в виду удивительную новинку от Патриарха РПЦ, объявившего защиту прав человека ересью.

Часть первая книги завершается главой 7 “Эволюция тотальных организаций и их конвергенция в эпоху глобализации”. Здесь показано, как путем искусной манипуляции тотальная организация способна (цитирую заключительне строки главы) “внедряться в любые общественные и государственные структуры и использовать их в своих собственных целях. В этом кроется основная опасность тотальных организаций в эпоху глобализации”.

В этом месте нам уместно вернуться к главе 6, чтобы заметить однонаправленность указанной опасности: “Все тотальные организации возникают и существуют внутри демократического общества... В тоталитарном государстве тотальные организации возникнуть не могут”.

Часть вторая этой книги включает три главы: “Россия: от автократии к тоталитаризму”; “Америка XXI века: на распутье”; “Китай: взлеты, падения и вновь взлеты”. В первой из этих глав, как сообщают авторы, “излагаются общеизвестные факты, содержащиеся в таких солидных трудах, как шеститомный курс лекций В.Ключевского (по изданию 1937 года), десятитомная академическая “Всемирная история” (изд. 1958 г.), девятитомное “Российское законодательство 1985-95 г.) и некоторых других”. Однако даны эти общеизвестные факты в особом ключе и заняли в книге 32 страницы об особенностях истории и экономики России, маятнике ее эволюции, стоянии между двух миров (“вне истории” по образному выражению П.Чаадаева) и т.д.

Выделю цитату о том, как формировалась внутренняя среда российского общества: “Зарождение русского этноса скрывается в тумане веков. Миф о приглашении варягов косвенно фиксирует лишь предание о первоначальном формировании власти как чего-то внешнего по отношению к населению”. И еще цитата: “Поэтому, в отличие от Америки и других западных стран, наиболее предприимчивая и свободолюбивая часть населения бежала от “родного” государства... Продолжала бежать и в ХХ веке... наводняя демократические страны”.

После краха советского тоталитаризма и кратковременного периода ориентации на Запад “без особого сопротивления населения была восстановлена привычная авторитарная система власти... Эта новая власть в ее стремлении расширить подконтрольную внешнюю среду уже провозглашает прежние имперские лозунги и шантажирует мир ядерным арсеналом”.

Следующая глава, посвященная Америке, интересна тем, как она в общей авторской концепции воспринимается издалека и вблизи. Отмечу внимание авторов к двум моментам: к старению американской государственной системы и, увы, к растущей изоляции Америки в XXI веке. Как первая констатация, так и вторая в последние годы становится все более очевидной и Америку от благодушия предостерегающей.

В главе о Китае кроме его истории с цикличностью эволюции четырех его империй (с древних времен), философско-этических его особенностей и оригинального социального гомеостаза (“Китайцам удалось методом проб и ошибок отыскать в процессе становления своей государственности наиболее эффективный способ сочетания централизации верховной власти меньшинства над большинством... с экономической децентрализацией на нижних локальных уровнях общества”), внимание уделено противоречивому российско-китайскому тандему, не имеющему, по всей видимости, будущего.

Из авторского “Заключения”: “Три взаимосвязанных явления составляют унаследованную от ХХ столетия общемировую проблему: государственный тоталитаризм, размножение тотальных организаций и многочисленные, часто разрушительные, массовые движения. Почти одновременное возникновение этих явлений... указывает на их взаимосвязь... которая неизмеримо увеличивает их общую опасность для человечества”. Из послесловия: “Эта угроза опасна еще и тем, что нарастает постепенно и незаметно, подтачивая основы демократического общества. Ее реальность может проявиться совершенно неожиданно при каких-то катаклизмах и катастрофах регионального или глобального характера. И тогда бороться с ней будет уже поздно”.

Итак, уважаемые господа, в нелегкое время выпала нам честь жить на этой планете. Об этом и книга, которая смотрит с обложки на вас.

Comments:

Log in or register to leave comments