Новая “Красная Жизель” (“Giselle Rouge”). Перед гастролями в Чикаго Театра балета Бориса Эйфмана

By: Sergey Elkin 11 May 2017

Санкт-Петербургский государственный академический театр балета Бориса Эйфмана снова приезжает в Чикаго. На этот раз – с новой редакцией старого балета.

“Красная Жизель” на музыку Чайковского, Бизе и Шнитке - спектакль знаменитый. Один из самых популярных балетов Эйфмана, он триумфально прошел по лучшим сценам мира и создал славу хореографу и его театру. Говорят, именно после “...Жизели” могущественный балетный критик Анна Кисельгоф из “Нью-Йорк таймс” стала называть Эйфмана балетмейстером номер один в мире.

“Красная Жизель” - балет о трагической судьбе знаменитой русской балерины Ольги Спесивцевой. Борис Эйфман рассказывает: “Я был потрясен, узнав детали жизни Спесивцевой. Одна из величайших балерин XX века, уникальная актриса, обласканная славой, боготворимая поклонниками и критиками, двадцать лет провела в клинике для душевнобольных под Нью-Йорком, оказавшись абсолютно одинокой и бесправной! Трагические эмоции, которые я испытал, стали импульсом для создания спектакля. Это не иллюстрация биографии Спесивцевой, а попытка обобщить ее судьбу и судьбы многих талантов, вынужденных покинуть Россию, переживших трагический исход... Спесивцева была гениальной Жизелью. Балерина настолько глубоко погрузилась в мир своей героини, что ей уже не хватило сил вернуться обратно, в реальную жизнь: судьба Жизели стала и ее судьбой. Но роковую роль в жизни Спесивцевой сыграло и то, что она оказалась вовлечена в кровавые события революционного Петрограда. Этот красный знак, как знак судьбы, преследовал и мучил ее. Эмиграция принесла не только разочарования – как творческие, так и личные, – но и наполнила жизнь Спесивцевой еще большими трагедиями, что привело в конечном итоге к катастрофе... Создавая спектакль, мы хотели, чтобы балетный театр отдал дань памяти великой балерине с трагической судьбой”.

Дополним рассказ хореографа несколькими подробностями из жизни Ольги Спесивцевой. Она родилась 6 июля 1895 году в Ростове-на-Дону. Училась в Санкт-Петербургском театральном училище. С 1913 года стала выступать на сцене Мариинского театра, с 1918 года – в качестве ведущей солистки, вскоре стала примой-балериной. Занималась с Вагановой, танцевала с Нижинским и “Русским балетом” Дягилева. В годы Первой мировой войны, Октябрьского переворота, бунтов, грабежей и восстаний Спесивцева исполнила почти все свои главные партии. Современники писали о ее Жизели, как о чуде, повторить которое невозможно, а сегодня театральные критики говорят, что именно Спесивцева осталась в истории балета непревзойденной исполнительницей партии Жизели.

В своей книге “История культуры Санкт-Петербурга” культуролог Соломон Волков пишет о том, что “Спесивцева уже в начале двадцатых годов была в Петербурге легендарной фигурой. “Видел я в ложе Спесивцеву и поражен ее внешностью. Знаешь, кого она мне напомнила? Шали из Мопассана”, - писал своему другу, композитору (и будущему критику) Валериану Богданову-Березовскому юный Шостакович. Богданов-Березовский вспоминал: “Шостакович, конечно, был влюблен в Спесивцеву. Я тоже, да еще как! Иногда мне казалось, что в нее влюблен весь Петроград. Как же ее описать? Изумительно прекрасное лицо, темные волосы, большие печальные глаза. Это был ахматовский тип. Кто знает, может быть поэтому Спесивцева и была так неслыханно загадочна и притягательна. Сама Ахматова была от нее без ума. Спесивцева танцевала трагические роли, делая их еще более трагическими... Она была молчалива, ходила в черном закрытом платье, как монашка. Все это тоже напоминало о героине ахматовских стихов...”.

В 1923 году Спесивцева с матерью эмигрировала во Францию. Ее карьера продолжалась в Европе. Она танцевала в Парижской опере, для нее ставили балеты Баланчин, Фокин и Лифарь. Еще одна цитата из книги Волкова: “Александра Данилова в разговоре со мной вспоминала об отношении Баланчина к Спесивцевой с оттенком легкой ревности: “Жорж ее обожал. Спесивцева была богиня: чудная фигура, чудные ножки. Но со странностями...”.

В 1939 году Спесивцева переехала в США. В начале сороковых стала стремительно терять память. Была вынуждена уйти со сцены. С 1943 по 1963 годы находилась в психиатрической лечебнице. Последние годы провела в доме престарелых Толстовского фонда под Нью-Йорком. Там ее посетил Марис Лиепа. В его воспоминаниях читаем: “Маленькая комнатка с почти спартанской обстановкой: кушетка, стол, шкаф и умывальник составляли все ее убранство. К нам вышла очень изящная, с классической, то есть гладкой балетной прической женщина, с широко раскрытыми возбужденными глазами. Она поздоровалась, расцеловала нас всех по очереди, сказала, что все утро ужасно волновалась, когда узнала, что в гости к ней едут Уланова и Долин... Сказала, что неважно себя чувствует... Когда мы преподнесли ей розы, растрогалась и расплакалась, и мы невольно почувствовали себя так, словно совершили бестактность... Мы уехали, полные жалости и сострадания к судьбе известной в свое время балерины. Дело было даже не в болезни, дело было в безысходности и одиночестве, которыми веяло от ее пристанища и маленькой, сохранившей изящество фигурки”. 

Спесивцева умерла 16 сентября 1991 года. Ей было девяносто шесть лет. Она похоронена на Русском кладбище в Ново-Дивееве (городок Нануэт, штат Нью-Йорк). До премьеры балета Эйфмана оставалось меньше шести лет...

Премьера балета “Красная Жизель” состоялась 28 января 1997 года в Александринском театре в Санкт-Петербурге. Спустя восемнадцать лет Борис Эйфман решил вернуться к “...Жизели” и сделать новую редакцию. Эйфман говорит: “Я увидел, что старый балет не соответствует сегодняшнему техническому уровню наших артистов и технологическому уровню сцены. Мы ушли далеко вперед”. В результате маэстро поменял почти все. Солист Олег Габышев признался, что ему приходилось долго привыкать к неожиданным идеям хореографа: “Сначала были даже попытки сопротивления – предложить старые переходы, поддержки. Борис Яковлевич это на корню пресекал и всегда говорил: “Давайте делать что-то новое”. В результате появился новый балет с новыми мизансценами, декорациями и даже костюмами.

Тема безумия художника является лейтмотивом многих балетов Бориса Эйфмана. Безумием страдали Дон Кихот и Анна Каренина, Камилла Клодель из “Родена” и психиатр из балета “Up & Down”. Безумием охвачена и Ольга Спесивцева. В магическом лабиринте зеркал отражаются искусство и жизнь, великое искусство Балета и страшные события в России, современницей которых ей довелось быть. Ранимая, одинокая, беззащитная перед жизненными коллизиями артистка обречена на трагедию, и трагедия случается. Спесивцева успела вдоволь насладиться славой, признанием, успехом, но за все это заплатила слишком высокую цену.

Премьера новой “Красной Жизели” состоялась 21 сентября 2015 года. Как обычно, Борис Эйфман сам написал либретто, создал, кроме хореографии, музыкальную, световую и цветовую партитуры спектакля. Он и драматург, и режиссер-постановщик, и хореограф, он – подлинный Автор спектакля.

В беседе со мной Борис Эйфман сказал: “Всякий раз, создавая новый спектакль, я думаю о том, чтобы не разочаровать моего зрителя, а вновь и вновь очаровать его. Моя жизнь – короткие передышки в моменты успеха и длинные погружения в бездну страдания, самопожертвования во имя того, чтобы создать то, что должно снова соединить нас со зрителем в счастливом мгновении катарсиса”.

Каким бы великим не был хореограф, в одиночку он ничего не сможет создать. У Эйфмана – прекрасный коллектив единомышленников и высокопрофессиональных танцоров. Придя к нему, даже очень способные артисты сталкиваются с другими принципами владения телом и координации движений: другой ритм работы, другой темп движений, кажется, что и другие мышцы задействованы. Новичкам надо перестроить себя в течение одного сезона. Пройдя эту своеобразную стажировку, они по-новому ощущают свое тело. Они даже классику танцуют иначе. Артисты Эйфмана стоят аплодисментов: их беззаветная преданность своему лидеру стала легендой в балетном мире. Сложнейшие партии, требующие адской выносливости и моментальных пластических трансформаций, незаурядной техники и актерской гибкости, исполняются ими с подкупающей легкостью. Артисты Эйфмана - идеальные интерпретаторы его идей!

В спектакле “Красная Жизель” участвуют ведущие артисты труппы Мария Абашова, Дмитрий Фишер, Олег Габышев, Дмитрий Крылов, Лилия Лищук, Олег Марков.

Эйфман регулярно радует нас своими работами. Давайте вспомним некоторые из его балетов, увиденных в Чикаго, и послушаем, что о них говорит автор.

2009 год. Балет “Онегинъ. Online по мотивам романа Пушкина. Этим спектаклем Эйфман завершил хореографическую трилогию, созданную на основе шедевров русской литературы, – “Анна Каренина” Толстого, “Чайка” Чехова и “Евгений Онегин” Пушкина. Если в “Анне Карениной” Эйфман сохранил время действия романа и оставил нетронутым социальный статус героев, то уже в “Чайке” он увел героев драмы в мир балета. Тригорин и Треплев по воле постановщика предстали хореографами старого и нового поколений. По признанию Эйфмана, сам он чувствует себя одновременно Тригориным и Треплевым - оба этих героя при всей их кажущейся несовместимости одинаково близки ему. В “Онегине” Эйфман пошел еще дальше и предложил увидеть сюжет бессмертного романа глазами наших современников. Он говорит: “Я поместил пушкинских героев в новые обстоятельства, когда старый мир рушится и жизнь диктует новые правила, чтобы ответить на волнующий меня вопрос: что есть русская душа? Сохранила ли она свою самобытность, свою тайну, свою притягательность, и как распорядились бы сегодня своей судьбой герои романа?”

О соединении двух эпох говорит и музыкальное оформление спектакля, в котором наряду с музыкой Чайковского из “Времен года”, симфонических поэм и двух квартетов звучат композиции популярной в начале девяностых годов XX века группы “Автограф”. Чайковский и Ситковецкий? “Почему бы и нет”, - говорит своим спектаклем Борис Эйфман.

2011 год. Балет “Дон Кихот” на музыку Л.Минкуса. Действие балета происходит в сумасшедшем доме, и многие аллегории взяты из нашей жизни. Среди заключенных больницы - фантазер, который, начитавшись романа Сервантеса, воображает себя Дон Кихотом. Эйфман говорит: “Мы живем под обломками своих иллюзий. Человек в мечтах творит сюжет своей жизни, но фантазии и реальность, соприкасаясь, дают трагический эффект... Я взялся за этот балет, потому что увидел в нем возможность сочетания вечной, неистребимой красоты, так необходимой людям, и действительности сегодняшнего дня... Дон Кихот - настоящий герой, который, хотя и борется с ветряными мельницами, но пытается изменить мир к лучшему с помощью добра и любви”.

2013 год. Балет “Роден”, посвященный судьбе гениального французского скульптора Огюста Родена и его ученицы, возлюбленной и музы Камиллы Клодель. Пятнадцать счастливых лет отпустила им судьба, а потом был разрыв и сумасшествие Камиллы длиной в тридцать лет. Используя реальные события из жизни Родена и Клодель, Эйфман создал грандиозную сагу о любви, страсти и всепобеждающей силе искусства. Вот что говорит хореограф: “Жизнь и любовь Родена и Клодель – удивительная история двух художников, в невероятно драматичном союзе которых сплелись воедино страсть, ненависть, творческая ревность... Духовный и энергетический обмен, происходивший между скульпторами, уникален: находясь рядом с Роденом, Камилла не только дарила ему вдохновение, помогала обретать новый стиль и создавать шедевры, но и переживала стремительное взросление собственного таланта. После расставания с Роденом Клодель погрузилась в мрак безумия... В балете использована музыка из произведений М.Равеля, К.Сен-Санса, Ж.Массне.

2015 год. Балет Up & Down по роману Ф.С.Фицджеральда “Ночь нежна”. Эйфман говорит о балете так: “Этот спектакль - трагическая и одновременно ослепительно яркая хроника духовной гибели человека. История о том, как извечная мечта о счастье оборачивается крушением, а внешне красивая и беззаботная жизнь, протекающая под ритмы джаза, -  кошмаром”. В балете использована музыка из произведений Дж.Гершвина, Ф.Шуберта, А.Берга.

Борис Эйфман. От этого выдающегося балетмейстера каждый раз ждешь смелых находок и провокационных сценических решений, и каждый раз он оправдывает наши ожидания. Уверен, так будет и на этот раз!

Nota bene! Гастроли Санкт-Петербургского театра балета Бориса Эйфмана со спектаклем “Красная Жизель” пройдут с 19 по 21 мая 2017 года в помещении Auditorium Theatre по адресу: 50 East Congress, Chicago, IL, 60605. Заказ билетов - по телефону 312-341-2300, на сайте http://auditoriumtheatre.org или в кассе театра. Об истории и сегодняшнем дне Театра балета Эйфмана читайте на сайте http://www.eifmanballet.ru/. Там же вы найдете подробную информацию о предстоящем спектакле.

Сергей Элькин

www.sergeyelkin.com

http://sergeyelkin.livejournal.com/

Фотографии к статье:

Фото 1. Борис Эйфман. Фото – Нина Аловерт

Фото 2-5. Сцены из спектакля “Красная Жизель”. Фото - Евгений Матвеев

Comments:

Log in or register to leave comments