Мужик каже – ячмiнь, жiнка каже – гречка: Об украинских спорщиках

By: admin 04 March 2016
  Семен Ицкович

 

Происходящее в Украине не может не волновать. Во-первых, потому, что сочувствую украинцам в их стремлении к национальному возрождению. Во-вторых, сочувствую им как жертве агрессии. В-третьих, вижу ту роль, которую суверенная и преуспевающая Украина может сыграть в Европе и особенно как пример для всего постсоветского пространства.

Вопреки ожиданиям, Украина в последнее время забуксовала. С одной стороны, причины этому объективные, связанные с войной, но с другой стороны, они субъективны – на беду, те субъекты, которые вошли после выборов во все властные структуры, не составили команду единомышленников, поэтому перессорились и договориться между собой не могут. Точно как в той песне, строку из которой я заимствовал для заголовка. Она очень украинская, эта песня, в том смысле, что отражает упрямство как национальную черту, немало поспособствовавшую в прошлом сохранению украинцами своей идентичности, но теперь обернувшуюся препоной к согласию.

Интересное высказывание об украинском национальном характере я нашел у выдающегося украинского ученого в области педагогики Григория Ващенко (1878 –1967). В 20-е годы прошлого века, будучи доцентом, позже профессором Полтавского учительского института, он в работе “Психiчнi властивостi українцiв i причина наших невдач” (“Психические свойства украинцев и причина наших неудач”) писал, что присущий украинцам индивидуализм логически ведет к эгоизму в форме амбициозности, а политические амбиции, гипертрофированный индивидуализм в политике ведут к тому, что борьба за власть приобретает острый, конфликтный, иногда трагический характер, и она не останавливается с победой одного из политических образований – ему всегда противостоят оппозиционные силы. Вот это давнее высказывание и поныне актуально, в какой-то степени объясняя причины тех неудач, о которых узнаём из украинских новостей.

16 февраля правительству Украины предстояло отчитаться перед Верховной Радой о своей деятельности за прошедший год. Отчету предшествовало заявление президента Петра Порошенко о том, что “правительство потеряло поддержку коалиции и доверие народа”, в связи с чем необходимо “тотальное переформатирование Кабинета министров”. Председателю правительства Арсению Яценюку было предложено уйти в отставку. А до того о своей отставке с должности министра экономического развития заявил Айварас Абромавичюс, высококлассный зарубежный специалист, привлеченный в помощь Украине с 2014 года. Причиной отставки он объявил свое нежелание “быть ширмой для откровенной коррупции”. Отставка Абромавичюса насторожила Запад. Директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард предупредила, что фонд не сможет продолжать программу кредитования Украины в случае отсутствия заметных усилий в борьбе с коррупцией, а посол США в Украине Джеффри Пайетт назвал ее слова “очередным документом для перезагрузки правительства Украины”.

В такой обстановке Арсений Яценюк выступил перед Верховной Радой, говорил, что в сложных экономических и политических условиях его правительству удалось стабилизировать макроэкономическую ситуацию в стране и заложить перспективу дальнейшего роста. Однако с его видением не согласились 247 депутатов (из 450), принявших решение о признании работы правительства неудовлетворительной. Но когда следом голосовали резолюцию о недоверии правительству, что означало бы его отставку, голосов для принятия такой резолюции нехватило: их оказалось только 194 при минимально необходимом числе 226 (50% плюс 1 голос). Вот тут-то и разразился скандал: как же так могло случиться, что правительство, работа которого признана неудовлетворительной, тем не менее пользуется доверием Рады и не отправлено в отставку?

А случилось это, во-первых, потому, что против отставки правительства проголосовали обычно его критикующие депутаты “Оппозиционного блока” (это осколки бывшей “Партии регионов”, опоры Януковича). По словам Юлии Тимошенко, за каждый голос против отставки правительства олигархами были заплачены миллионы (наверно, гривен, не долларов). Во-вторых, что более интересно, из 136 депутатов “Блока Петра Порошенко” только 97 проголосовали за отставку, и это вызвало подозрение ряда депутатов о тайном сговоре Порошенко с Яценюком и олигархами. “Была двойная игра администрации президента, – рассказал журналистам депутат от БПП Сергей Лещенко, – когда нас всех собрали, рассказали, спросили, решили идти на отставку правительства, а потом, за несколько часов до голосования, стали говорить, чтоб не голосовали, вытаскивали карточки и шли домой. И группа депутатов, приближенных к президенту, не голосовала за отставку правительства после того, как такое решение фракции БПП было принято”.

“Формально правительство не отставлено, но всем очевидно, что оно потеряло доверие”, – заявил лидер парламентской фракции БПП Юрий Луценко и дал Яценюку две недели на то, чтобы предложить новый формат правительства или уйти в отставку. В противном случае он пригрозил через три недели отправить правительство в отставку по процедуре персональной отставки его главы. Яценюк в свою очередь предложил Верховной Раде “перевернуть страницу и закопать топор войны, остановить хаос и политический кризис”.

В эти прения неожиданно вмешался вице-президент США Джо Байден. Поводом для его телефонных переговоров с Порошенко и Яценюком явилась вторая годовщина Революции Достоинства. Он поздравил украинцев, заявил, что вдохновлен прогрессом, достигнутым Украиной после Майдана, и призвал правительство Украины “объединиться и восстановить доверие народа к сильной правящей коалиции и реформам, активизировать усилия по борьбе с коррупцией, укреплению системы правосудия, верховенства права и выполнению требований Международного валютного фонда”.

“Доверие народа к сильной правящей коалиции”... Оно между тем поколеблено. Действующая парламентская коалиция, сформированная после выборов в 2014 году, состояла из пяти фракций: “Блок Петра Порошенко”, имеющий 136 голосов, “Народный фронт”, возглавляемый Яценюком, – 81 голос, “Самопомич” во главе с Андреем Садовым, мэром Львова – 26 голосов, “Батькивщина” Юлии Тимошенко – 19 голосов и “Радикальная партия” Олега Ляшко – 21 голос. Общее число голосов – 283 – обеспечивало парламентской коалиции действенность. Но вот в прошлом году, когда в знак протеста против принятия президентского законопроекта о внесении изменений в Конституцию Украины (навязанного Минскими соглашениями) из коалиции вышла “Радикальная партия”, в ней осталось 262 голоса.

Это еще куда ни шло. Но сразу после отказа Рады отправить правительство Яценюка в отставку Юлия Тимошенко заявила о выходе из коалиции “Батькивщины”, а назавтра ее покинула и “Самопомич”, причем с резким заявлением лидера ее парламентской фракции Олега Березюка: “16 февраля 2016 года украинский народ стал свидетелем откровенного заговора между высшим руководством государства с одной стороны и олигархами и подконтрольными им силами в парламенте с другой. Состоялась попытка окончательного цементирования власти клептократии и олигархии в Украине. Стал очевидным властный союз, в который вошли часть фракции Блока Петра Порошенко, "Народный фронт" и обломки Партии регионов, подконтрольные ряду олигархов. Такие действия делегитимизировали правительство Украины, являются покушением на государственный строй страны и окончательно развалили парламентскую коалицию "Европейская Украина". Дальнейший союз "Самопомочі" с участниками олигархического переворота невозможен”.

Теперь коалиция скукожилась до 217 голосов, и она уже в парламенте не доминирует. Арсений Яценюк, хотя формально он еще премьер-министр, с оценкой “неуд” мало на что способен. “Если мы что-то неправильно делаем, – говорит он, – я это признаю, но скажите, как сделать лучше. Я не слышал ни одного предложения при рассмотрении вопроса об отставке правительства, которая не состоялась. И я позволю себе пояснить, почему она не состоялась: а что дальше? Если бы они набрали необходимое количество голосов, где следующий Кабинет, где программа, где большинство, что дальше?.. Когда не сработал первый план – отставка правительства, фракции, выходящие из коалиции, реализуют второй план – развал коалиции, за которым должны последовать досрочные выборы парламента”.

Еще одни выборы? Порошенко против них категорически. Но ситуация, похоже, складывается таким образом, что без них не обойтись. Вот что по этому поводу пишет компетентный публицист Виталий Портников: “Украина вступает в период временного правительства, который неизвестно когда закончится, но явно замедлит любые преобразования и ухудшит ситуацию в стране. Защищать Кабмин, как обычно, возьмется та фракция, которая предложит кандидатуру премьера. Если этой фракцией окажется БПП, то новые выборы, которые состоятся уже через полтора года, станут досрочными выборами не только парламента, но и президента... И это не будет концом украинского кризиса... поскольку нам неоткуда взять ответственную элиту и понимающее ситуацию общество... Это и есть суть политического процесса ближайших лет”.

Очень жаль, что становление новой и благополучной Украины идет с такими затруднениями и возводимыми с разных сторон препятствиями. Но всё, надеюсь, устаканится и со временем устроится. Как говорится, и Москва не сразу строилась (да простят мне украинцы эту русскую поговорку). Пока же мне вспоминается старый анекдот, как в украинской школе учительница с определенным душком, скажем так, большинству украинцев в наши дни не свойственным, спросила детей, что это за народ такой... Тарасик тянет руку. “Ну i шо, – говорит, – зато ми пiснi гарни спiваемо”.

Comments:

Log in or register to leave comments