Мир вовлечен в раздумье To be, or not to be: that is the question

By: admin 19 December 2014

Семен Ицкович

 

            Этот гамлетовский вопрос уже измучил человечество, ибо с театральных подмостков перешел в реальный мир. «Весь мир – театр, а люди в нем актеры», – это из другого шекспировского монолога, но опять же театрального. А я не о театре... Вернее, о театре, но совершенно другом – о театре военных действий, уже с тревогой обозреваемом, пугающем и вовлекшем мир в беспокойное раздумье.

            Кто виноват – это уже не вопрос: блок НАТО, который, по первоначальной версии Путина, захватил бы Крым, если бы не «зеленые человечки», оказывается, не виноват. Сам Путин теперь уже разъяснил Федеральному собранию РФ, что дело не в НАТО, а в сакральности Крыма для России по причине крещения у греков Херсонеса киевского князя Владимира.

            Сделать киевского князя ответственым за то, что Крым теперь аннексирован Россией, – это абсурд. В поисках оправдания российской агрессии, разрушающей европейский миропорядок, да и саму Россию притом, Владимир Владимирович, будем считать, заговорился, нелепицу сморозил.

            «Реабилитация НАТО» состоялась на третьей минуте его речи, затем, перейдя к Украине и лицемерно признав ее право на собственный путь развития, как и на выбор союзников, президент России помянул добрым словом Януковича, недобрым – американских «друзей», которые, дескать, «впрямую или из-за кулис» так влияют на отношения России с соседями, что и не знает он порой с кем разговаривать: «с правительствами некоторых государств или с их американскими покровителями и спонсорами», ибо «для некоторых европейских стран, – как презрительно заметил Путин, – национальная гордость – давно забытое понятие, а суверенитет – слишком большая роскошь»...

            Комментируя послание Путина Федеральному собранию РФ, я этим, пожалуй, пока ограничусь. По большому счету, ничего существенного в этом послании нет. Оно было ориентировано на внутреннего слушателя, уже распропагандированного российским государственным телевидением, а Западу продемонстрировало пренебрежение его увещеваниями и неизменность взятого Путиным по отношению к Западу конфронтационного курса.

            Что это значит для Запада, для американских «друзей» и европейцев, «забывших» о своей национальной гордости? На мой взгляд, это значит, что они опасность российской агрессии (не только для Украины, уже и для себя!) все еще в полной мере не оценили, что понапрасну они все еще надеются умилостивить агрессора и как-то с ним договориться, а с санкциями, по-борцовски скажу, Путина они не дожали.

            Значит, надо усилить санкции и дожать пацана, чтобы привести его амбиции к смирению в осознании реальных возможностей. Возможности его невелики, а под санкциями и дальше обречены на убыль. Это очевидно, и единственное, что этому незадачливому правителю остается, исходя из его пацанского менталитета, это грозить всем войной, пугая своей, как г-жа Меркель заметила, неадекватностью. Эта неадекватность наигранная, в тех кругах называется «взять на понт», но, увы, на нормальную западную публику этот хулиганский прием действует, и уже из разных углов слышатся призывы ослабить санкции, чтобы «не загонять Путина в угол», иначе этот неадекватный еще чего-нибудь нам устроит, даже мировую войну.

            Не устроит – он не сумасшедший, да и собственное его окружение разгуляться ему не позволит, иначе всем им каюк. Не для того они богатели, чтобы враз всего лишиться. Им надо, чтобы их авуары, замороженные в западных банках, разморозили, а пока они им недоступны, то хотя бы спрятанные в офшорах деньги легально вернуть. В военное время это невозможно, поэтому войны, насколько она зависит от путинского окружения, наверно, не будет.

            Уплывшими за рубеж деньгами, мне думается, обусловлена та часть президентского послания, где Путин предложил Федеральному собранию провести полную амнистию капиталов, если они возвратятся по его приглашению в Россию. Любых капиталов – заработанных, не заработанных, украденных, награбленных – никто не спросит. «Именно полную амнистию, – подчеркнул он. – Если человек легализует свои средства и имущество в России, он получит твердые правовые гарантии, что его не будут таскать по различным органам, в том числе правоохранительным, трясти, не спросят об источниках и способах получения капитала, что он не столкнется с уголовным или административным преследованием и к нему не будет вопросов со стороны налоговых служб и правоохранительных органов».

            Вот это да! Все воры в гости к нам! Все теперь будут в законе. Гуляй, братва! Нет, я не думаю, что воровские деньги сильно пополнят российский бюджет, но это всё, что мог сказать президент в утешение народу, который под действием санкций волей-неволей постепенно освобождается от навеянного телеящиком наркоза «крымнаш». И рейтинг Путина – основа его куража – неизбежно покатится вниз. Как сказал недавно на радио «Свобода» замечательный журналист Игорь Яковенко, другой прибор вступает в противодействие телевизору – это холодильник в каждом доме российского жителя.

            То есть санкции действуют, они эффективны: и те, которые наложены на конкретных людей из окружения Путина, и те, которые ориентированы на важные секторы российской экономики. Если без остановки, они Путина доконают. Что будет дальше? Дальше может быть по-разному: он может сменить тон и пойти на уступки ради самосохранения, может под давлением свиты уступить пост кому-то из своих или же уйти вместе со всей своей свитой.

            Михаил Ходорковский уже предлагает себя России в качестве кризисного менеджера, чтобы года за два – он знает как – выправить ситуацию, ни на что больше не претендуя. Это было бы лучше всего, однако такой быстрый разворот российских масс к толерантности маловероятен. Тем не менее российские власти в отношении Ходорковского уже насторожились, и их боязнь Ходорковского позорно проявилась в попытке сорвать телемост с ним, организованный санкт-петербургским отделением «Открытой России»: сперва запустили ложный слух о готовящемся теракте, и наряды полиции перекрыли вход в помещение гостиницы, потом выключили электричество, и полиция явилась в зал, а как только начался телемост, попытались выключить интернет... «Это анекдотично, – услышали собравшиеся голос Ходорковского. – Чего ж они так боятся?». Темой дискуссии с участием Ходорковского был вопрос участия или неучастия в выборах. Ходорковский призвал к участию: «Режим падет в результате кризиса, и наша задача – не дать кризису затянуться».

            В связи с этим коснусь выступления Ходорковского в Европейском парламенте, где он изложил свое мнение о санкциях. Европейским лидерам, он сказал, следует быть гораздо более жесткими в адресных санкциях против коррумпированных чиновников, правоохранителей и их бизнес-партнеров, а вот санкции Запада против российской экономики он назвал «большой политической ошибкой», полагая, что санкции не должны негативно отражаться на российском народе. При всем уважении к этому выдающемуся человеку скажу, что хотя и понимаю, чем обусловлена сегодня такая его позиция, она по существу неверна: без воздействия на весь российский народ ничего у Запада не выйдет, санкции против российской экономики, негативно отражающиеся на всех, гораздо эффективнее персональных и должны наращиваться, пока не приведут к достижению цели.

            А в чем цель? «За формально декларируемой целью заставить нас изменить позицию по Украине просматривается и практически не скрывается задача форсирования социально-экономических условий для смены власти в России», – заявил замглавы российского МИДа г-н Рябков на слушаниях в Госдуме по вопросу об отношениях Москвы и Вашингтона. По-моему, это верно замечено: поскольку намерение изменить позицию по Украине у руководства Кремля не просматривается, мировому сообществу ничего иного не остается, кроме как содействовать смене этого руководства. Однако, как еще от Талейрана пошло, дипломатам язык дан для того, чтобы скрывать свои мысли, и посольство США в Москве устами своего пресс-секретаря так «опровергло» заявление Рябкова: «США не хотят смены российского руководства. Цель санкций – изменение политики России в отношении Украины». Ладно, пусть так, дело в санкциях, а не в их словесном обрамлении.     

            Впрочем, и словесное обрамление важно. «Мы не решим эти проблемы, если не будем четко называть вещи своими именами, – заявила Ангела Меркель 9 декабря на съезде партии ХДС в Кёльне. – Россия нарушила международное право... Своими действиями российские власти ставят под угрозу европейский мирный порядок». Предупредив о вероятности введения новых санкций в отношении России, она подчеркнула, что «они не являются самоцелью, но принимаются тогда, когда этого не избежать».

            Позиция Германии в значительной мере определяет политику Евросоюза, поэтому то, что говорит ее канцлер, с особой чувствительностью воспринимается российским руководством. Его реакцию выразил глава МИДа Лавров. Российские власти, он сказал, «не могут не высказать озабоченности по поводу того, что делают наши германские коллеги. Если бы вдруг Германия решила перейти на диктат, я думаю, что Европа от этого бы не выиграла, и едва ли выиграет сама Германия».

            Где он увидел намерение Германии «пойти на диктат», неизвестно, но то, что «шрёдеризация» (по имени перекупленного «Газпромом» бывшего канцлера Германии Герхарда Шрёдера) дала сбой, лишает Лаврова более веских аргументов, чем шантаж, который в словах «едва ли выиграет сама Германия» уже четко прослеживается, но вряд ли Европу и США напугает.

            Возвращаясь к подзаголовку «Быть или не быть...», скажу, что перед Западом не может быть гамлетовских рефлексий – только быть! И завершу это заявлением сенатора-республиканца от штата Техас, члена сенатского Комитета по делам вооруженных сил Теда Круза: «Слабость и соглашательство не работают в отношениях с такими лидерами, как Путин. Америка должна быть сильной. Европа должна быть сильной и сказать, что мы будем вместе с народом Украины, народом Грузии, Молдавии, стран Балтии. Мы будем поддерживать наших друзей и союзников».

 

Фото: Канцлер Германии Ангела Меркель после ряда встреч поняла, с кем имеет дело.     

 

Comments:

Log in or register to leave comments