Комплименты и аргументы: Неожиданно со всех сторон

By: admin 15 July 2016
  Семен Ицкович

Доброе слово и кошке приятно. Но не от Шариковых. И комплименты от них подозрительны. Булгаков предупреждал. С чего это вдруг, не подвох ли? В истекшие недели в адрес Белого дома они были высказаны президентом России на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума и почти одновременно президентом Венесуэлы.

Начну с менее значимого. Николас Мадуро, президент Боливарианской Республики Венесуэла, снизошел до готовности восстановить отношения с США. Их в свое время разорвал его предшественник и наставник Уго Чавес, памятный нам враждебностью к США, идеологическим тяготением к Кубе, навязыванием странам Латинской Америки идей так называемой Боливарианской (социалистической) революции и единого антиимпериалистического фронта против США, еще, например, и дружбой с Махмудом Ахмадинежадом...

Отношения США с Венесуэлой резко испортились в 2002 году, когда после неудавшейся попытки свержения Чавеса противостоявшей ему оппозицией он обвинил в этой попытке США. В 2008 году Чавес разорвал с США дипломатические отношения. В 2009 году, выступая в очередной раз в ООН, Уго Чавес по-своему прокомментировал смену хозяина Белого дома: “Буш ушел, трибуна ООН больше не пахнет серой”. Из чего можно было сделать вывод о том, что Чавес возлагал особые надежды на Обаму. Однако не заладилось – в 2010 году Чавес взбрыкнул, отказавшись принять назначенного Обамой нового американского посла. Он Чавесу не понравился. В ответ США аннулировали визу венесуэльскому послу, и с тех пор Обаме ни с Чавесом, ни с его преемником сблизиться не удавалось. Что же побудило Николаса Мадуро проявить сейчас инициативу в улучшении отношений с Соединенными Штатами?

Тут есть ряд сопутствующих обстоятельств. Во-первых, строительство социализма привело эту богатейшую в регионе страну к экономическому краху, усугубившемуся еще и падением мировых цен на экспортируемую Венесуэлой нефть. Уровень жизни резко снизился, цены на потребительские товары возросли, инфляция за год составила 180%, не помогла и недавняя девальвация национальной валюты. Во-вторых, на прошедших парламентских выборах большинство мест получила оппозиция, и Мадуро оказался под угрозой свержения. В-третьих, осложнились отношения с соседней Колумбией и другими государствами Латинской Америки. Вот он и кинулся с обращением к Вашингтону, надеясь на то, что Обама, проявивший столь показательную благосклонность к режиму Кастро на Кубе, не откажет в любезности и ему. Да пришлось поспешить, ибо Обаме править всего несколько месяцев осталось, а у его преемника могут быть иные предпочтения.

Россия не сравнима с Венесуэлой по всем сопоставимым параметрам, но в сущностном понимании схожа с ней. Там та же неустойчивая экономика, та же трагическая ее зависимость от цен на экспортируемую нефть, инфляция, падение рубля... Более того, война с соседними странами, обострившиеся отношения с ЕС и США, санкции и антисанкции. И вот на этом фоне Владимир Путин созывает Петербургский международный экономический форум в попытке улучшить имидж России и создать видимость экономической устойчивости своего режима. Гвоздем программы явилось его выступление перед собравшимися с сенсационным заявлением: “Америка – великая держава. Сегодня, наверное, единственная супердержава. Мы это принимаем. Мы хотим и готовы работать с Соединенными Штатами”.

После всего, что было ранее наговорено в адрес США самим Путиным, его окружением и ведущими пропагандистами (вспомним хотя бы угрозу превратить США в радиоактивный пепел), эти слова звучат неожиданным комплиментом. Но какого-либо изменения политического курса России по отношению к США это отнюдь не означает. Просто Путин “закидывает удочку”. “России и всему миру,– продолжил он,– нужна такая мощная страна, не нужно только, чтобы они вмешивались в наши дела, указывали, как нам жить, мешали Европе строить с нами отношения”.

Это к комплименту существенный аргумент. Выходит так: Путин строит с Европой отношения – то, например, со Шрёдером, то с Берлускони, да за ними уже выстроилась очередь, а Америка мешает. Так за что же ей вышеприведенный комплимент? Если США – это единственная супердержава и Вы, господин Путин, это принимаете, да к тому же эта мощная страна Вам, как и всему миру, нужна, так сказали бы прямо, для чего она Вам нужна. Ну, если не публично на форуме, так американскому коллеге по телефону. Еще недавно телефонные переговоры президентов были частыми, ныне их сессия остановилась. Видимо, в Кремле надежды на успех телефонных переговоров с Обамой иссякают. “Хромая утка” уже не котируется. Так не обратился ли президент России через голову нынешнего к следующему президенту США?

Не случайно вслед за декабрьским высказыванием Путина, когда он назвал Трампа ярким политиком и к тому же лидером гонки, вся Россия, как по команде, возлюбила Трампа и стала за него болеть. Даже когда Трамп сказал, что лестные слова в его адрес в предстоящих, возможно, переговорах Путину не помогут, эта любовная массовка не прекратилась, продолжается по инерции. Я однако думаю, что Путин боится Трампа. Он понимает, что после Обамы, пообещавшего ему (если помните, через Медведева), что будет более гибким, и таки исполнявшего свое обещание, с Трампом ему будет куда труднее. А ничего не стоящий комплимент ему был запущен Путиным для отвода глаз, точнее (извините за жаргонное словечко) для понта, которым он обманул даже британского премьера.

Тут важные события, происходящие в мире, совместились по времени и, возможно, не случайно. Я имею в виду Петербургский форум и референдум в Великобритании относительно членства в ЕС, прошедшие к тому же на фоне предвыборной кампании в США. Казалось бы, эти события происходили сами по себе, но совместились, и претензия Путина к США, чтобы не мешали Европе строить с ним отношения, прозвучавшая накануне британского референдума, несомненно, имела особый смысл. Дело в том, что перед референдумом Обама призвал британцев оставаться в составе ЕС. Трамп, напротив, поддержал евроскептиков, а Кэмерон, ратовавший за членство в ЕС, использовал в своей агитации такой аргумент: голосуйте за членство, ибо выход Великобритании из ЕС обрадует Путина. Уже после референдума Путин попенял Кэмерона за низкий, по его мнению, “уровень политической культуры”.

Но оставим ненужные споры, разберемся с результатами референдума по вопросу, имеющему, если по-ленински определить, всемирно-историческое значение. За выход Великобритании из ЕС проголосовали около 52%, против выхода – 48%, то есть разница невелика, значит, решение не убедительно. Что интересно, эти же цифры, мне помнится, фигурировали в результатах предварительного опроса, только, представьте себе, в обратном порядке: за выход – были 48%, против – 52%. Выводы: предвыборным опросам при столь малой разнице предпочтений вряд ли можно было доверять; вряд ли такой важный и судьбоносный для Великобритании вопрос следовало выносить на референдум; последствия его непредсказуемы.

Многие с объявленными результатами референдума не согласны. На сайте британского парламента размещена петиция, требующая провести повторный референдум с установлением приемлемого лимита в 60% голосующих при явке не менее 75% (23 июня явка была 72%). Петиция уже собрала число подписей, в десятки раз превышающее то, что установлено для ее принятия к рассмотрению.

Это – с одной стороны. С другой – Кэмерон объявил, что подает в отставку с поста премьер-министра. “Из Евросоюза выходит самый жесткий противник России”, – это российский комментарий. А реакция на референдум Барака Обамы, обнародованная Белым домом, такова: “Британский народ сказал свое слово, и мы уважаем их решение. Особые отношения между США и Великобританией сохраняются, и членство Британии в НАТО остается краеугольным камнем во внешней политике США, политике в сфере безопасности и экономики. То же можно сказать о наших отношениях с Евросоюзом... Соединенное Королевство и Евросоюз останутся незаменимыми партнерами США”.

Проблема однако в том, что опрометчиво проведенный референдум поставил под вопрос сохранение в прежнем виде и Евросоюза, и Соединенного Королевства. Эти образования, вместе составляющие бастион западной цивилизации, на глазах рушатся под напором враждебных сил – как внешних, так уже и внутренних, расплодившихся и обретших опасную вирулентность при бесконтрольном пополнении извне. Срабатывает “синдром приобретенного иммунодефицита”... Эта тема полна нюансов, а объем моей статьи ограничен, так что оставляю затронутые в ней темы для будущих обзоров.

Пока же в общих чертах: все большие государственные образования, возникающие в определенных исторических условиях путем укрупнения хоть в империи, хоть и в союзы, изначально обречены на распад при изменении обстоятельств. Ничто не вечно под луною. Мне жаль Дэвида Кэмерона, вынужденного уйти из большой политики, в которой играл положительную роль, жаль Ее Величество в Соединенном Королевстве, если Северная Ирландия или Шотландия вздумают уйти, или даже Лондон, что вообще трудно вообразить. Жаль Ангелу Меркель, столько трудившуюся над объединением Европы и так теперь огорченную. Не пожелаю успеха только тем, кто теперь кинется половить рыбку в помутневших европейских водоемах. А кинутся с разных сторон, восприняв стон Брюсселя как приглашение на пир.

Comments:

Log in or register to leave comments