Гордиев узел: Распутать или разрубить?

By: admin 30 October 2015
  Семен Ицкович

 

Был такой Гордий в античной мифологии, ничем особо не выдающийся, кроме умения завязывать узлы. Он оказался первым, кого фригийцы, оставшиеся без властителя, встретили едущим на повозке к храму Зевса, и вот его-то по совету оракула они избрали своим царем. Поставив свою повозку у царского двора, он повязал ее дышло сложным узлом и предсказал успех тому, кто сможет его распутать. Никто не мог, а вошедший во Фригию Александр Македонский решил задачу проще – разрубил узел мечом.

Не сравнивая Башара Асада с фригийским царем и уж никоим образом не сравнивая Владимира Путина с Александром Македонским, запутанный сирийский узел все-таки образно назову гордиевым узлом особой сложности, ибо впутаны в него противоречивые интересы, затеи и опасения многих государств региона и не только региона. Казалось бы, далека от Сирии Германия – не только географически, но и во всех отношениях, – а так достали ее неожиданно нахлынувшие массы сирийских беженцев, что заметалась фрау канцлерин и полетела в Стамбул в надежде уговорить турецкие власти сдержать поток мигрантов. Вряд ли те готовы посочувствовать Германии, ибо очевидно, что именно они и организовали этот поток, исходя из своих далекоидущих планов возродить былую (с османских времен) гегемонию, а то и по наущению российских наставников в пору турецко-российской дружбы, т.е. до российского военного вмешательства в Сирии.

Меркель провела переговоры с премьер-министром Турции Давутоглу и президентом Эрдоганом. Результаты скромные, но показательные в том смысле, что демонстрируют запутанность сирийского узла. “Турция готова работать с Германией над предотвращением нелегальной миграции, – заявил Давутоглу, – но кризис с беженцами не может быть урегулирован, если не будет найдено решение конфликта в Сирии”.

А как найти решение, если Асад для Турции неприемлем, а Меркель, напротив, недавно заявила о желательности его участия в процессе мирного урегулирования в регионе? Замечу сразу, какую реакцию это вызвало в Москве: “Слова Меркель о необходимости диалога с Асадом соответствуют позиции Путина”, – заявил его пресс-секретарь Песков, как раз тогда, когда турецко-российская дружба расстроилась, и напомнил, что глава российского государства неоднократно подчеркивал невозможность решения судьбы Сирии третьими странами. Что это за третьи страны? С московской точки зрения, это США, Саудовская Аравия, другие суннитские монархии и Турция, а с их точки зрения это Россия и Иран.

До визита Меркель в Турцию на саммите ЕС в Брюсселе побывал Эрдоган. Он, как сообщалось, высмеял ЕС за то, что входящие в него страны приняли гораздо меньше беженцев, чем их приняла одна Турция. При этом он с иронией прокомментировал предложения выдвинуть Меркель на Нобелевскую премию мира за то, что Германия под ее руководством приняла и обустраивает беженцев. Заодно Эрдоган обвинил ЕС в затягивании рассмотрения давней заявки Турции о членстве в Евросоюзе. Меркель всегда была против членства Турции в ЕС, и это понятно: присоединение 80-миллионной мусульманской страны коренным образом изменило бы Европу.

“Мы далеко впереди большинства стран ЕС, – заявил Эрдоган в Брюсселе, – но, к сожалению, они не искренни с нами”. Сказать ему со всей искренностью, в чем загвоздка, европейцы стесняются. И вот Ангела Меркель попыталась сблизить позиции: она пообещала 3 миллиарда евро в порядке помощи Турции в размещении беженцев на своей территории, упрощение процедуры выдачи виз в страны ЕС гражданам Турции, а также и переговоры об ускорении приема Турции в Евросоюз. То есть, как видим, Евросоюз потихоньку сдается. В нынешнем первом миллионе мусульман-мигрантов следует видеть авангард многомиллионной армии, движущейся в Европу и способной завоевать ее без единого выстрела.

Попытку развязать сирийский узел противоречий предпринял также министр иностранных дел Германии г-н Штайнмайер. В Тегеране он (цитирую Deutsche Welle) “дал понять иранскому коллеге, что Берлин видит в Иране самостоятельного игрока. Похоже, что в ЕС надеются, что Тегеран может оказать давление на Башара Асада вне зависимости от того, как посмотрят на это в Кремле”. “А что же Россия? – задает вопрос эксперт. – Она стремится "кровью" связать в Сирии свой военный союз с Тегераном, чтобы избежать перехода последнего в лагерь противников Кремля. При этом Москва попадает в зависимость от иранских союзников, излишне полагаясь на их честность и недоверие к Западу... Со временем Тегеран неизбежно начнет конкурировать с Москвой”. Эксперт предвидит в ближайшем будущем для России охлаждение отношений с Ираном вплоть до возможного конфликта.

Однако главным недругом Ирана остаются все-таки США. Это подтвердил недавний запрет верховного правителя страны аятоллы Хаменеи на дальнейшие переговоры с США, ибо эти переговоры, по его словам, “открывают ворота для их влияния в области политики, экономики, культуры и безопасности. Даже во время переговоров по ядерной программе они пытались навредить нашим национальным интересам”. Несмотря на такое выражение неприязни, президент США Барак Обама своим распоряжением Госдепартаменту, а также министерствам финансов, торговли и энергетики, дал старт процедуре снятия санкций с Ирана. “Меня не любишь ты, так что ж, зато тебя люблю я”, как пела Кармен в знаменитой арии.

К чему это приведет? Российские эксперты опасаются того, что “появление изголодавшегося Ирана на нефтегазовом рынке значительно ослабит Россию”. Еще больше они опасаются Саудовской Аравии, способной завоевать рынок предложением нефти по таким низким, почти демпинговым, ценам, что экспорт ее другими странами станет для них убыточным. Россия уже обвинила Саудовскую Аравию в демпинге, отреагировав на то, что европейские нефтеперерабатывающие заводы в последние месяцы сократили закупки российской нефти в пользу саудовской.

Тут перейдем к визиту главы германского МИД в Эр-Рияд, где он пытался наладить общую позицию по Сирии между Саудовской Аравией и Ираном, как бы не понимая, что они смертельные враги. После встречи с королем он заявил, что “пропасть, которая пролегла между позициями Тегерана и Эр-Рияда, крайне трудно преодолеть”. По его словам, “несмотря на то, что саудовцы заинтересованы в поиске политического разрешения конфликта в Сирии, они выражают крайнее недоверие иранским властям и не рассчитывают на то, что позиция Тегерана изменится в ближайшем будущем”. Глава саудовского внешнеполитического ведомства твердо заявил: “Иран должен вывести свои войска и формирования Хезболлы из Сирии, а также прекратить поставки вооружений режиму Асада”. Германскому визитеру не оставалось ничего, кроме наивного призыва к Саудовской Аравии и другим странам Персидского залива принять участие в судьбах миллионов сирийских беженцев.

Дипломатия, как видим, не в силах развязать или распутать сирийский, поистине гордиев, узел. Россия решила его разрубить. Как заявила Мария Захарова, официальный представитель МИД, “Россия вмешалась в сирийский крнфликт уже на стадии его запущенности, когда США за 4,5 года не только не смогли решить его, но и усугубили”. Конечно, можно было бы возразить, но предпочту с этой формулировкой согласиться, ибо объективно она верна. В негласном противостоянии с Россией в Сирии политика США была вялой и никудышной, поддержка ими сирийской оппозиции осуществлялась, что называется, спустя рукава и не прикладая рук, почему и была обречена на провал, только деньги зря потратили, тогда как поддержка Россией режима Асада все годы была действенной.

Прав был древнегреческий историк Тацит: “Поражение в бою терпит не самый слабый, а тот, который начинает отводить глаза в сторону”. Обама отводит глаза от насущных задач государства в пустячные и беспредметные сферы вроде его борьбы с изменением климата планеты или “Ночей астрономии” для школьников на лужайке Белого дома с приглашением 14-летнего Ахмеда Мохаммеда, ставшего в Америке звездой из-за неоправдавшейся подозрительности бдительного школьного учителя, отстранившего мальчика от занятий. Читая день за днем подобные новости “Голоса Америки”, диву даюсь изобретательности безмятежной обамовской обслуги.

Но есть одно направление в политике Белого дома и Госдепартамента, где Барак Обама и Джон Керри действуют последовательно, жестко и целеустремленно. Это их политика по отношению к Израилю, в которой исчезают союзничество и солидарность, правдивость и мораль. Лицемеры, рядящиеся в тогу миротворцев, спокойно наблюдали обстрел Израиля тысячами ракет и мин, а когда Израиль ответил на это огнем, причем невиданно деликатно предупреждая мирное население о предстоящем обстреле, они бессовестно упрекали Израиль в непропорциональном применении силы.

Этот же мотив прозвучал в наши дни в заявлении представителя Госдепартамента. “США, – он сказал, – выступают против чрезмерного применения силы в любой стране, и Израиль не исключение”. Но это ложь, чрезмерное и ничем не оправданное применение силы арабскими убийцами мирных и ни в чем не повинных граждан, камнеметателями, бандитами, нападающими на израильтян с ножами да с бутылками с зажигательной смесью, наши лицемеры предпочитают не замечать. А исламисты, развязавшие волну террора против Израиля, слыша эту ложь со стороны американских официальных лиц, воспринимают ее как поощрение террора. Презренная антиизраильская, по сути антисемитская и в конечном итоге антиамериканская тенденция, пропалестинская, происламистская уже и здесь, в Америке, все более открыто проявляется. Досадно, очень досадно видеть этот отвратительный тренд в политике американской администрации последних лет.

Comments:

Log in or register to leave comments