Глобальная заморочка: Новый приступ

By: admin 11 September 2015

Обобщенные результаты исследования антарктического льда (пояснения в тексте статьи).

Обобщенные результаты исследования антарктического льда (пояснения в тексте статьи).

Потепление или похолодание? Кадр из фильма “The Day After Tomorrow” (2004).

Потепление или похолодание? Кадр из фильма “The Day After Tomorrow” (2004).

Искусство на службе климатологии. Hendrick Avercamp. A Scene on the Ice (1625). National Gallery of Art, Washington.

Искусство на службе климатологии. Hendrick Avercamp. A Scene on the Ice (1625). National Gallery of Art, Washington.
  Семен Ицкович

 

В истории человечества бывали странные времена, но нынешнее повальное помешательство на почве борьбы с изменением климата беспрецедентно. Инспирированная жуликоватыми политиками, поддержанная авторитетом Организации Объединенных Наций, а по недоразумению еще и Нобелевским комитетом норвежского стортинга, эта “борьба”, острие которой направлено против индустриально развитых государств, прежде всего против США, по чьему-то злому умыслу прикрывает другие напасти, действительно грозящие жизни на нашей планете.

Пошла эта заморочка от Ала Гора, вице-президента при Клинтоне, поднявшего на весь мир тревогу “антропогенного”, то есть происходящего якобы от деятельности человечества, глобального потепления. Потом она оформилась Киотским протоколом 1997 года, и хотя этот протокол не был ратифицирован США (президент Буш-младший, реально оценив ущерб, который эта заморочка могла нанести экономике страны, был категорически против ее подписания и ратификации), его приверженцем с первых дней своего президентства стал Барак Обама, а в последнее время “борьба с изменением климата” стала его, можно сказать, идеей фикс, то есть навязчивой “сверхценной” идеей, не имеющей под собой оснований.

О том, что эта идея безосновательна, я много раз писал, подходя к ней с разных сторон. Кое-что вкратце повторю. Что совсем очевидно, не от нас, человечков, зависит климат планеты Земля, а от Солнца, поток тепла от которого периодически меняется согласно наблюдаемым и изучаемым циклам его активности. Влияют на климат и другие космические факторы. Вовсе не углекислый газ в атмосфере в силу парникового эффекта вызывает потепление, а наоборот, потепление климата обогащает атмосферу углекислым газом, ибо 95 процентов его растворено в мировом океане, и поскольку растворимость газа в воде обратно пропорциональна температуре, при потеплении океан выдыхает углекислый газ, а при охлаждении соответственно поглощает.

В статье, опубликованной в 2005 году, я в упрощенной диаграмме представил опубликованные в “National Geographic” результаты грандиозной научной работы, проведенной международным коллективом ученых по исследованию кернов льда, добытых в Антарктиде с разных глубин, что соответствовало времени образования льда. На этой диаграмме, которую снова воспроизвожу, вертикаль “а” соответствует времени 400 тысяч лет назад, вертикаль “д” – настоящее время; 1 – температура воздуха; 2 – содержание углекислого газа; 3 – степень циклически меняющейся эллиптичности земной орбиты.

Что же мы видим? Прежде всего то, что за 400 тысяч лет на Земле были четыре сильных похолодания, сопровождавшихся оледенением, столько же продолжительных периодов потепления, а в промежутках еще много относительно малых потеплений, чередовавшихся похолоданиями, причем происходили они только по повелению природных факторов. “Элементарно, Ватсон, – сказал бы Шерлок Холмс, – антропогенный фактор исключается, человечество в Global Warming абсолютно не виновато и подлежит полной реабилитации”. “А почему же такая заморочка, мистер Холмс?”. “Элементарно, Ватсон, кому-то она приносит выгоду”.

Углекислый газ в атмосфере Земли – основа жизни на планете, источник развития ее биосферы. Алармисты глобального потепления напрасно взъелись на него со своими нелепыми обвинениями и требованиями сократить его выбросы. Наоборот, чем больше его в атмосфере, тем зеленее наша планета. Обогащение углекислым газом теплиц, как известно, резко увеличивает в них урожаи плодов. Сотни миллионов лет назад, в Юрский период, то есть при динозаврах, концентрация углекислого газа в атмосфере была много выше нынешней, в результате чего и растительность на планете тогда неимоверно бурно расцвела. Теперь ее наследие мы видим в залежах каменного угля.

Переходя от биосферы к литосфере Земли, отмечу, что и в ее образовании роль углекислого газа была исключительной. Всем известен гранит. Это магматическая горная порода, высокопрочная и стойкая, недаром из гранита сооружают монументы и памятники. Но представление о стойкости и долговечности гранита, основанное на нашем краткосрочном жизненном опыте, рушится при углублении в долгий генезис земной коры. Гранит состоит в основном из полевых шпатов, например, ортоклаза, и кварца. Ортоклаз (алюмосиликат калия) нестоек в кислотной среде, при высокой температуре, в присутствии воды и при достаточно высокой концентрации углекислого газа он разлагался с образованием глинистых минералов. Более стойкие зерна кварца выпадали в виде песка. Песок и глина уносились водными потоками и где-то, выпадая в осадок, откладывались – это теперь осадочные породы. Лежа на пляжном песочке, поблагодарите углекислый газ за участие в его образовании.

Многое в защиту человечества от несправедливых обвинений со стороны самозванных борцов с изменением климата я мог бы еще добавить, но пора перейти к сообщениям последнего времени, которые можно трактовать как новый приступ глобального помешательства. Президент Обама, выступая в конце августа в Лас-Вегасе на “Национальном саммите по чистой энергетике”, а затем на Аляске, опять встал в позу лидера “борьбы международного сообщества с климатическими изменениями”. Борьбы-то в сущности никакой нет, но поза налицо, а зачем – об этом ниже.

Сославшись на доклад Национального управления по исследованию океанов и атмосферы, “согласно которому июль этого года стал самым теплым месяцем за всю историю сбора данных с 1880 года, а 2015 год на данный момент является самым теплым в истории” (что, на мой взгляд, неправда), президент Обама в порядке подготовки к намеченной на декабрь конференции в Париже для выработки соглашения, призванного к 2020 году заменить Киотский протокол, наметил кардинальное сокращение выбросов углекислого газа в США – к 2030 году на 32 процента по сравнению с уровнем 2005 года.

Чуткие к руководящей идее (определяющей, кстати, и финансирование) эксперты НАСА тут же отреагировали предупреждением, что при подъеме уровня мирового океана на один метр под водой могут исчезнуть Токио, Сингапур, ряд островных государств, а в США – штат Флорида. Эксперты признаются, что “не знают точно, когда, где и как это произойдет”, но “имеющиеся данные совершенно точно свидетельствуют о том, что это может произойти в ближайшие 100 – 200 лет”.

“Лет чрез двести? Черта в стуле!
Разве я Мафусаил?”

– это из стихотворения Саши Черного (1908 г.), в котором далее:

“Я хочу немного света
Для себя, пока я жив, –
От портного до поэта
Всем понятен мой призыв”.

Действительно, что мне до того, что может случиться через 200 лет? Это же, если и сбудется, то, пожалуй, уже после той ядерной войны, которую политики, лишенные совести и разума, безответственно приближают подозрительной сделкой по ядерной программе Ирана. Не для того ли Обама пудрит нам мозги разговорами про глобальное потепление, чтобы легче ему было под шумок протолкнуть эту сделку?

Теперь перейду к сенсационной статье, опубликованной в московской газете “Комсомольская правда”. В тот же день, когда Обама в Лас-Вегасе пугал слушавших глобальным потеплением, эта газета (на ее название и репутацию в данном случае закрываю глаза) предупредила о глобальном похолодании. Итак, читаем интервью, данное газете Валентиной Жарковой, профессором университета Нортумбрии в Великобритании, и Еленой Поповой, старшим научным сотрудником НИИ ядерной физики МГУ. Их доклад на конференции Королевского астрономического общества в Уэльсе вызвал, сообщается, шквал откликов в научном мире.

Суть их доклада в том, что Землю ждет похолодание, похожее на случившееся в 17 и 18 веках и образно названное малым ледниковым периодом. Оно, кстати, зафиксировано на полотнах фламандских художников. “Начнется всё уже через 5 – 6 лет, – считает Жаркова. – Солнечная активность снижается уже пять 11-летних циклов подряд. Минимум займет три цикла – примерно с 2020 года. Пик похолодания придется на 2030 – 2040 годы. Солнечная активность упадет на 60 процентов”...

“Считаю, что мы выступили вовремя, – заключила профессор Жаркова. – Люди должны думать, как согреться, а не как спасаться от потепления. Один ученый из Греции написал мне. Он изучает изменения в деревьях. В этом году деревья зацвели на месяц позже. Земля уже чувствует грядущее похолодание. Солнце – наш босс, его нельзя игнорировать. Оно еще всем напомнит, кто здесь главный. Тем, кто не верит, я говорю: давайте подождем – осталось всего 5 – 6 лет”.

Я верю, тем более, что в принципе это не так уж и ново, давно известно подобное предсказание доктора физ.-мат. наук Хабибулло Абдусаматова, много лет изучавшего циклы светимости Солнца в Пулковской обсерватории. Я когда-то подробно об этом писал. Новизна данного сообщения Валентины Жарковой и Елены Поповой, а также их британских соавторов Сергея Жаркова и Саймона Шеперда, состоит, как я понимаю, в получении дополнительной информации из анализа изменения магнитного поля Солнца по многолетним записям магнитограмм, производимым Вилкоксовской солнечной обсерваторией в Стэнфорде (США), а также в новом представлении о генерации и движении волн солнечного магнитного поля. Тонкости научного исследования, обобщения и прогноза вызывают восхищение, тогда как потуги невежественных политических деятелей, выступающих в роли знатоков, вызывают только досаду.

Был когда-то анекдот про школу, где парня, озабоченного личными проблемами, учительница отвлекла неуместным вопросом. “Мне бы ваши заботы, Марья Ивановна!”. Теперь тот анекдот переиначу. Ближний Восток, озабоченный сделкой “шестерки” с Ираном, погружен в тяжкие думы. “Так потепление нам предстоит или похолодание?”, – долетает вопрос. “Эх, нам бы ваши заботы, господа!”...

Comments:

Log in or register to leave comments