ГЕОРГИЙ ФРУМКЕР

By: admin 31 October 2014

 

 

ГЕОРГИЙ ФРУМКЕР

 

И, жизнь пройдя наполовину,

Хотел избрать я путь иной...

Но злится и толкает в спину

Толпа, идущая за мной.

 

                                                                                                                                                                                Г. Фрумкер

 

 

Георгий Михайлович Фрумкер родился в Киеве, в роковом 1947 году. Впервые  напечатался в 18 лет, и нe где-нибудь, а на шестнадцатой полосе «Литературной Газеты», что отметил обильными возлияниями. Будучи на свое счастье безродным космополитом, в 1979 году эмигрировал в США, где благополучно живет до сих пор. Пописывал себе потихоньку, но издаваться не собирался, пока не прочитал гениальные строки одного нью-йоркского поэта:

 

«Я перед Вами бросил сердце на дороге,

и вдруг почувствовал на нем две Ваших но́ги».

 

Чувство здоровой профессиональной зависти побудило господина Фрумкера издать книгу «Я плохо помню чудное мгновенье», которая непостижимым образом мгновенно разошлась. Разохотившийся автор издал огромным тиражом вторую книгу «Я не рожден под знаком Зодиака», которая почему-то тоже была моментально раскуплена. Ну а дальше пошло-поехало: российские издатели издавали, российские (и не только российские) читатели покупали, а книги Фрумкера моментально исчезали с магазинных полок.

Я не буду перечислять все книги Георгия Михайловича. Наберите в поисковом окошке «Георгий Фрумкер» и вы получите доступ ко всем его публикациям.

О Фрумкере принято говорить как о выдающемся поэте-пародисте, авторе эпиграмм и иронической поэзии и прозы, удостоившимся чести быть представленным в Антологии сатиры и юмора ХХ века. Все это так, но Фрумкер, как и любой по-настоящему талантливый человек, разумеется, не влезает ни в какие рамки. Пародист? Да. Автор невероятно смешных эпиграмм? Да. Но и автор удивительно глубоких философских стихов, тонкой лирики, поднимающийся до вершин русской поэзии:

 

                                                Ах, как мы жизнь свою ломаем,

                                                Судьбу убогую влача.

                                                И часто худшего не знаем

                                                Мы ни врага, ни палача,

                                                Чем сам себе. И врем себе мы

                                                Гораздо чаще, чем другим.

                                                Сперва придумываем схемы,

                                                Потом себя под них кроим.

                                                И платим жизнью, не деньгами.

                                                Куда б судьба ни завела,

                                                Но лик врага всегда пред нами,

                                                Поскольку всюду зеркала...

 

 

Стихотворение, с которого начинается эта подборка, публикуется впервые. Это большая честь и для «Рекламы», и для «Антологии». А вот, так сказать, юридическое обоснование: «Ты первый предложил опубликовать. Меня уже просили, но право первой ночи за тобой. Твой Георгий».

 

                                                                                                                                 Вадим Моло́дый

                                                                                               

 

 

«Товарищ Сталин, Вы – большой учёный»...

Юз Алешковский

                           

Товарищ Путин, властью облечённый,

Вот Вам пишу, слегка дрожит рука...

Нет, я  пока ещё не заключённый,

Но зыбко это нервное «пока».

 

Живу я в однокомнатной квартире,

Со стен и потолка летит труха,

(Меня Вы не «замочите в сортире» –

Нам воду отключили в ЖКХ)

 

Казалось бы, не стоит волноваться –

Не олигарх... и в церкви я не пел...

Хотя по правде, если разобраться,

Вам написал – и малость оробел...

 

Страна родная с каждым годом краше,

Тут поступь президентская видна!

Вы щук огромных ловите, и чаши

Достойно поднимаете со дна.

 

Пусть чаша будет полной! Даже с верхом!

Пусть дифирамбы  Вам поёт Кобзон.

Вы мне недавно снились лёгким стерхом.

А может это был совсем  не сон...

 

Крымнаш! Да, этот путь был очень труден,

И нынче с Украиной мы в борьбе.

Но верим Вам во всём, товарищ Путин,

Как даже мы не верили себе!..

 

Хотя вчера там били двух таксистов –

Они в толпе стояли с кумачом.

Один кричал – Вы против коммунистов.

Другой, как оказалось, не при чём.

 

У всех партийных по-старинке кассы,

А Вам бьёт нефть фонтаном из трубы!

Всё это верно понимают массы

Как обостренье кассовой борьбы.

 

Рулите, ни о чём не беспокоясь!

Врагам назло мы сыр не будем есть!

Коль надо, то затянем туже пояс.

У Вас вон тоже чёрный пояс есть...

  

Живите ж тыщу лет, товарищ Путин,

Вы накопили, я надеюсь, впрок!

Вот мой стишок, увы, сиюминутен,

А Вам ещё мотать четвёртый срок...

 

                

      ********

 

                 Мне надо на кого-нибудь молиться...

                                                                 Б. Окуджава

 

Увы, несовершенен мир...

Несовершенны люди, лица,

Но нам необходим кумир,

Чтоб было на кого молиться.

 

Неважен возраст, пол и ум.

И к чёрту разные резоны:

Важнее крик, важнее шум

            Вокруг означенной персоны.

 

И под бравурный звук рожков,

И под свои аплодисменты

            Мы создаём себе божков

            И волочим на постаменты.

 

Для каждого божка –  свой клир,

Но вот, по истеченьи срока,

C амвона созданный кумир

            Вещает с наглостью пророка.

 

Скажу друзьям или врагам,

К толпы прислушивась гуду:

Молиться я могу Богам,

Но на кого-нибудь – не буду.

 

 

ПОДРАЖАНИЯ БРОДСКОМУ

 

    ПИСЬМО КРЫМСКОМУ ДРУГУ

 

 

«...Но ворюга мне милей, чем кровопийца...»

                                                «...курица не птица,

но с куриными мозгами хватишь горя...»

И. Бродский

«Письма римскому другу»

 

Тут как всюду: есть и воры, и убийцы...

Ты же помнишь наши Средние Устюги.

Но скажу, что мне милее кровопийцы,

Чем презренные и наглые ворюги.

 

Вот представь себе: какой-то там душитель,

Ну, задушит пару-тройку. Так поймают.

Но зато как будет рад наш местный житель:

Значит, органы следят и не зевают!

 

Пригрозит ножом, и даже пистолетом.

Отберёт пальто и снимет с вас серёжки...

Так народ пальто другое купит летом,

А встречают здесь у нас не по одёжке.

 

Тут с ворюгами дела куда сложнее...

Все в начальство вышли. Очень много сброда.

Кабинеты их давно на нашей шее.

Значит, все они – на шее у народа.

 

Ты писал когда-то – «курица не птица,

Но с куриными мозгами хватишь горя».

От проблем всех просто хочется напиться,

Хорошо ещё вина и водки – море.

 

Да, палёной... И не каждый выживает,

Не поверишь – люди мрут, как тараканы.

Мне всё кажется – нас просто выживают,

А ворюги отдыхать летают в Канны...

 

Значит, курица, ты говоришь, не птица.

Что нам спорить – я узнаю у соседки.

Тут у нас всё больше суши или пицца

            Казино вокруг, бильярдные, рулетки.

 

Вот сейчас опять к началу возвращаюсь:

Кто мне ближе – кровопийцы ли?.. Ворюги?

Я с тобой, мой друг, уже почти прощаюсь...

Да, привет тебе огромный от супруги.

 

Но скажу, дойдут, надеюсь, эти строчки,

Хоть и скачешь ты по странам всем галопом...

Кровопийца режет нас поодиночке,

А ворюга – убивает сразу скопом.

 

P.S.

 

Воду с газом отключили повсеместно.

Нет зарплат, а по квартирам бродят вьюги...

А теперь как на духу ответь мне честно:

Что же лучше — кровопийцы иль ворюги?..

 

 

ПИСЬМО МОСКОВСКОМУ ДРУГУ

 

«Если выпало в Империи родиться,

Лучше жить в глухой провинции у моря...»

                                                                                Иосиф Бродский

«Письма римскому другу»

 

Здесь дешевле и яйца, и масло,

И дешевле печенье «Привет».

А вчера всё в округе погасло,

Так что меньше заплатим за свет.

 

Есть у нас и другие заслуги:

Явно чище вода из реки.

И, конечно, народные слуги

            От народа не так далеки.

 

Но и тут разгораются страсти,

Ты мне на слово просто поверь.

Так что требуют местные власти

            По московским расценкам теперь.

 

Правда, есть преимущество тоже:

Хоть без газа мы несколько лет

            Там в райцентре бензин подороже,

А у нас его, к счастью, и нет.

 

Слава Богу, что тут – не Столица,

Но и там не пристало тужить!

Если выпало сдуру родиться,

Нужно просто смириться и жить.

 

 

      АРКАДИЮ АРКАНОВУ

 

                         Мир театр, а мы в нём актёры.

 

А наша жизнь давно уже рутинна,

И каждый в ней свою играет роль:

Вот кто-то – деревянный Буратино,

А рядом с ним – не очень добрый тролль.

 

Хоть сами лицедеи – верим в сказки.

Театр в театре – радость за гроши.

И в масках мы глядим на чьи-то маски,

И плачем, и смеёмся от души.

 

На ниточках мы дёргаемся тоже.

Кто дёрнулся сильнее, тот кумир.

Неважно – мы на сцене или в ложе.

Вокруг – актёры. Наш театр – мир.

 

Не в наших силах изменить сценарий.

Да и зачем? Не всё ли нам равно.

От первых слов и до финальных арий

            За нас уже расписано давно.

 

До запятых заучены все роли…

Живёт поэт, играя и смеясь,

Напишет он стихи : «чего же боле…»

И, раненый смертельно, рухнет в грязь.

 

А это просто режессёр – Всевышний –

Решил: вот здесь и догорит свеча.

Поэт в театре жизни – явно лишний.

И ввёл в спектакль образ палача.

 

Неважно, ты плебей или патриций,

Неважно, карбонарий иль премьер – 

Вся наша жизнь идёт без репетиций,

А сразу начинается с премьер.

 

В театре жизни и секунды ценны.

Мгновенье – и сошёл на вираже.

Не доиграл последней мизансцены,

А занавес задёрнули уже.

 

Кто знает где, в какое время года

            Придёт покой ненужный и уют.

И увертюра зазвучит как кода.

Но, к счастью, нам сценарий не дают.

 

 

 

                     *******

 

Ах, если б жизнь по-новому начать – 

Каких ошибок мы б не совершили,

И с тем бы, с кем не надо, не дружили,

Молчали бы, где нужно промолчать.

 

Учились бы не там, и вышли б в знать.

С другими бы, наверно, изменяли,

Мужей и жен бы на иных сменяли...

Ах, если б всё могли заране знать.

 

Не так бы воспитали б мы детей,

Которые не с нами бы зачались.

А может быть, куда-нибудь умчались,

Или прожили просто, без затей.

 

И наша жизнь бы не была пуста,

Не преступили б, где не надо, кромку,

А может, подстелили бы соломку,

И на другие падали б места.

 

Совсем не там бы проявляли прыть,

Но четко уяснив себе однажды,

Что в ту же воду не вступить нам дважды,

Мы продолжаем по теченью плыть.

 

И нас несет неспешная вода,

Несет туда, куда ведет теченье,

И создается даже впечатленье,

Что мы хотели именно туда...

 

Да, мир иллюзий нам необходим.

Плывем красиво кролем или брассом...

Каким бы ни был в плаваньи ты ассом – 

Мы тонем стилем все-таки одним.

 

 

   **********

 

Мысль изреченная есть ложь.

                                                                                 Ф. Тютчев

 

Мысль изреченная есть ложь?

Да это явные наветы!

Все эти Тютчевы и Феты – 

Нет, с ними правды не найдешь.

Да я вступил бы с ними в спор!

Нельзя же ляпать, что попало!

Им проще –  их давно не стало,

А мне не верят до сих пор.

 

            *********

 

Не обещайте деве юной

                                                Любови вечной на земле...

                                                                                 Б. Окуджава

 

Поэты нам советы завещали,

Чтоб вечной мы любви не обещали,

Что это –  нехорошая стезя.

Любовь всегда кончается слезами.

Но девы нас обманывают сами.

Прелестницы! Простите, так нельзя!

 

Совсем другие видятся аспекты:

Закрыв глаза на мелкие дефекты,

            (Которых, впрочем, вовсе нет у нас,)

Любовей сами требуете вечных,

И требуете платьев подвенечных,

И тащите нас в праздничный палас.

 

Подарки, кольца, серьги и браслеты – 

Нам очень трудно уложиться в сметы,

Мы успеваем страшно обнищать.

А если подойти к здоровью строго – 

До вечности осталось так немного...

Ну, как же вам любовь не обещать?!

 

                 **********

 

 

«Земную жизнь пройдя до половины...»

                                                                                                 Данте

 

Живём, от скоростей шалея,

О доброте своей трубя.

Но мы жалем не жалея

            Мы даже любим не любя.

 

Себя Фортуне поручаем.

Бежим, играя с жизнью «блиц».

И, как всегда, не замечаем

            Ни близких глаз, ни добрых лиц.

 

А время шепчет нам: не медли!

Всё надо сделать поскорей...

Скрипят несмазанные петли

            Неверно выбранных дверей.

 

И, жизнь пройдя наполовину,

Хотел избрать я путь иной...

Но злится и толкает в спину

            Толпа, идущая за мной.

 

* * *

 

     ПЕСНЯ ШУТА

 

 Яну Арлазорову

 

Я грустно-весёлый, я весело-грустный

            И с очень ранимой натурой.

Совсем я не тощий и вовсе не грузный,

С отличной, красивой фигурой.

Все мысли мои и чисты,и прекрасны,

На мир я взираю наивно,

А правду в лицо говорить всем опасно.

Неправду – ужасно противно.

 

Себя в руках могу держать:

Где надо – промолчу,

А чтобы жить и не дрожать

            Я всё шучу, шучу...

И пусть на шею у шута

            Наложен толстый жгут,

Но шут хрипит из под жгута:

«Я шут, я шут, я шут...»

 

Я вас не обижу ни словом, ни вздохом,

Я просто лечу всех от сплина.

Иду я по жизни простым скоморохом,

А может, скорей, Арлекино...

Иду на виду я у публики строгой...

Пьеро я из будничной сказки.

Иду я красивой цветною дорогой...

И слёзы текут из под маски.

 

                  ********

 

«И плакал за вьюшкою грязной

                О жизни своей безобразной...»

Саша Чёрный

В нашей жизни семейной – ни капли анархии.

Всё продумано четко. И, главное – строго.

Я на нижней ступеньке стою иерархии.

Даже ниже собаки. Хотя не намного.

У собаки – попоны. Соседкою связаны.

Одеваем мы пса, как последнего модника.

И плетемся, одною веревкою связаны.

Слава Богу, пока я хожу без намордника.

Поводок наш – надежнее цепи у узника.

Карабины, как на альпинистах, защелкнуты.

Вы скажите, зачем же рычать на союзника?!

Я в ответ не рычу. Я – не полностью чокнутый.

И живу, продолжая стареть и сутулиться,

Всей надежды – как тоненький лучик в окошке.

Вот когда-нибудь кошку найду я на улице,

И тогда уж за всё отыграюсь на кошке.

 

 

ПОДРАЖАНИЕ ХАРМСУ

 

Из дома вышел человек...

            . . . . . . . . . . . . . . .

И с той поры,

И с той поры,

И с той поры исчез.

Даниил Хармс

 

Он имя своё на столе позабыл,

Забыл, как часы или зонт.

И, выйдя на улицу в том, чём и был,

Отправился за горизонт.

 

И брёл сквозь людей, невзирая он на

            чужие глаза и плащи.

Шумела толпа и гудела она,

Как пущенный вслед из пращи

 

            в горбатую спину осколок стекла,

готовый сразить наповал...

Цветная толпа всё текла и текла.

Он шёл и слегка напевал.

 

Палила жара, омывали дожди

            И чёрт под ногами сновал.

Друзей, что кричали ему: «Подожди!»,

Он попросту не узнавал.

 

А сколько ещё? Ну, быть может, сто лет

            И днями бродить, и в ночи...

Да просто он имя забыл на столе.

Забыл, как от дома ключи.

 

 

БАЛЛАДА

 

Король решил помыться раз.

Что ж, в этом нет беды.

Потребовал немедля таз,

И мыла, и воды.

Он руки, шею умывал,

Согнувши тело вниз.

Да и совсем не ожидал,

Что ждет его сюрприз.

Крадётся шут к нему тайком

(Дурак смеяться рад).

И деревянным башмаком

            Бьёт короля под зад.

Король не хочет ждать суда.

Король ужасно зол.

Король кричит: «Связать шута,

И тот час же на кол!»

Но, поостыв, сказал: «Шуты

            Всегда шутили мерзко.

Прощу, коль извинишься ты.

Но извинишься дерзко.»

Шут молвил: «Нет моей вины,

Не заслужил я гнева.

Я не узнал вас со спины:

Я думал – королева».

 

 

         ЗАРИСОВКА

 

Духовной жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился

                И шестикрылый серафим

                На перепутье мне явился.

A.С. Пушкин

 

 

            С похмелья, жаждою томим,

Слегка лечился...

Тут шестиРылый Серафим

            Ко мне явился.

 

Бутылку с пивом я открыл,

Хлебнул отраву.

Нет, ни одно из этих рыл

            Мне не по нраву!

 

И захотелось как-то враз

            Заматериться.

Двоилось –  было!  И не раз.

Но шестериться?!

 

Тут мало пива и двоим – 

Бутылка только.

Иди отсюда, Серафим!!!

Вас вон-то сколько...

Comments:

Log in or register to leave comments