Елена Воробей: "Я с детства мечтала смешитъ людей"

By: admin 16 September 2016

Мы беседуем с Еленой Воробей, российской актрисой эстрады, кино и телевидения, юмористкой и пародисткой. Елена – заслуженная артистка России

Елена, в Америке Вас очень любят, потому что Вы к своей работе относитесь с любовью, и к зрителям, которые приходят в зал, тоже относитесь с любовью. Они это чувствуют и возвращают Вам свою любовь и обожание.

Я была в Америке четыре-пять лет назад. За этот большой перерыв я сделала практически новую программу, много новых пародий, эстрадных дуэтов и монологов. Я напрямую общаюсь с залом, это контактные и всегда новые ощущения. Это другие ощущения, не те, которые испытывает зритель, пялясь в телевизор. Важно то, что я эти надежды всегда с лихвой оправдываю. Поэтому, дорогие друзья, кто еще сомневается: стоит или не стоит идти на встречу… Эта встреча будет незабываемой.

Не сомневаюсь. В свете сказанного Вами хочется задать вопрос. Вы много гастролируете по России, странам СНГ, выезжаете за границу. Везде Вас принимают, везде полные залы зрителей. Как Вы чувствуете людей? Они ведь везде разные, с разной ментальностью, взглядами. Чувствуете ли Вы разницу?

По правде говоря, у меня нет ощущения большой разницы. Приезжаю ли я в мегаполис или в провинциальный город, не бывает публики со знаком плюс или со знаком минус. Люди, которые приходят на концерт того или иного артиста, они приходят в пункт назначения, который они выбрали. Как говорят продюсеры, люди голосуют кошельком: они либо покупают билет, либо не покупают. Поэтому в зале всегда сидят любящие тебя люди, которые хотят тебя видеть.

А когда Вам приходится выезжать в другие страны, там же уже своя специфика?

Я буду с Вами абсолютно искренна. Не приходится долго бороться за завоевание симпатий людей, которые умеют улыбаться только от того, что артист вышел на сцену. Была такая ситуация, когда я вышла на сцену в Германии и буквально на седьмой-десятой минуте аппаратура не выдержала, тумблеры какие-то полетели, отключилось электричество, пропал звук, и я допевала пародию просто в микрофон без музыки. Зал пришел в дикий восторг от живого звука, к тому же я начала хохмить и вспоминать подобные гастрольные истории. Я не ушла со сцены, и это то, что возводит концерт в ранг эксклюзива, живого общения.

Когда Вы готовитесь к концерту испытываете волнение?

Первый шаг всегда волнительный. Ты не знаешь, сколько людей в зале, это как встреча с незнакомцем, который только кажется незнакомым. А дальше – первое слово, первое “Здравствуйте, дорогие друзья!”, и все. Ведь это часть профессии.

Кто Вам придумывает это колоссальное количество номеров, шуток, пародий? Кто всем этим занимается?

В основном, весь материал, который я отрабатываю со сцены, я создаю сама. Автор – я. Вы чувствуете, что разговариваете с автором?

Я подозревал, скрывал, как мог, но все вышло наружу. У Вас очень плотный график. Помимо сольных выступлений Вы играете в театре, снимаетесь в различных телепрограммах, плюс еще Вас иногда приглашают в кино. Когда Вы успеваете набирать материал для своих шуток?

Буквально сегодня у меня была ситуация – нужно было зайти в магазин “Автозапчасти” и что-то для машины купить. Юмор вокруг нас, он сиюминутный, и импровизации, чаще всего, если удачные, я стараюсь их записывать. Так вот, продавец в этом магазине спросил: “Лена, Вы как будете рассчитываться?” Я среагировала моментально: “Со слезами на глазах”. Он имел в виду – наличными или картой. Отсмеявшись, он сказал, что со слезами не надо, потому что за шутку мне будет дополнительная скидка. Чувство юмора очень помогает в жизни. Лучший автор тот, кто умеет тебя понимать и чувствовать. Какие-то вещи я создавала с соавторами, а по части пародий, к сожалению или к радости, лучше, чем я сама, написать мне пока что никто не может. Пример тому – пародия на Любовь Успенскую. Я долго не могла ее собрать, тембр голоса знаком мне с детства, но в пародиях мне важно слово, чтобы текст не был глупым и вызывал, как минимум, улыбку, а желательно – смех.

Когда лет пять назад я обратила внимание на то, что произошла шансонизация российской эстрады, пародия родилась сама собой.

“Какой же праздник без любимого шансона? Без шансона это – пафосный сходняк. Как День победы без Иосифа Кобзона, как без Успенской Любы брайтонский кабак!”

А как относятся к этому сами звезды? Бывало ли, что прежде, чем выйти на сцену и пародировать звезд, Вы должны были с ними поговорить и получить какое-то одобрение?

Единственный ляп, который со мной случился, это пародия на Алсу. Очень талантливая девочка внезапно появилась на нашей эстраде, так ее было много, и с такими дорогими клипами, что это нисколько не вязалось с ее полудетским образом Лолиты. Она в носках, в шикарном загородном доме, и рядом такой шикарный артист Маковецкий в клипе, понятно было, что денег там немеряно. Потом уже стало известно, что папа и семья очень важные и статусные, много средств. Поэтому пародия родилась сама собой. Голос у Алсу был тогда очень тихий, она только еще искала свой стиль в пении. И когда я придумывала пародию, она тоже должна была быть тихой. Я исполняла ее даже без музыкального сопровождения. А текст был такой: “Я – обыкновенный ребенок, но, за что не знаю сама, Королевой Бензоколонок с детства называют меня. Я росла и не ожидала, вот уже на сцене стою, я когда-то что-то сказала. Папе показалось – пою”.

Теперь понятно, откуда пошла фраза – “Королева Бензоколонок”.

Да, пародия пошла в народ. Я не знала, просто написала и спела на съемках телевизионной программы. Наутро проснулась как обычно. Но когда на концертах увидела, что зрители поют текст моей пародии, мне стало так приятно, так это импонировало моему авторскому таланту, трафило амбициям, и я поняла, что пародия удалась.

Так о случае, который был связан с этой пародией. Меня пригласили на частное мероприятие, на котором просили исполнить пародию на Алсу. Я пою эту пародию, все слушают, смеются. Вдруг какой-то солидный господин поднимается ко мне на сцену. Я – актриса, творческий человек и должна обыграть любую ситуацию. Я ее и обыграла, вошла в образ Алсу и сказала ему тоненьким голоском “папа”. И тут мужчина шепчет мне на ухо: “Не папа, а дядя. Слюшяй, аставь уже девочку в покое”. Я поняла, что прошлась уже по лезвию ножа. Вскоре у меня был концерт и из зала кричали: “Алсу! Пожалуйста, сделайте Алсу!”. Я ответила, что с удовольствием, если в зале нет родственников. Второго такого подхода я бы не пережила.

Я знаю Алсу, мы с ней знакомы, много раз пересекались и на съемках, и на корпоративах. Никогда ни одного дурного слова в свой адрес я не услышала. Она – талантливая девчонка. Ей просто повезло, что таланту не пришлось пробивать себе дорогу. А если бы она была бесталанной, это была бы совершенно другая история.

Вам пришлось самостоятельно пробивать себе дорогу и это заняло много времени и сил.

Я – мечусь. Начинала как театральная актриса, десять лет посвятила себя театру. Параллельно пыталась заниматься эстрадой, и однажды как-то пошло. Появилась Елена Воробей и все, что связано с творчеством этой эстрадной персоны. Елена Воробей на театральных подмостках – это совершенно другая актриса, потому что это два разных принципа существования, две разные школы. Каждая по-своему интересна, каждая по-своему сложна и неповторима. Я понимаю ревность театралов, которые иногда через губу бросают какие-то колкости в адрес эстрадников, считают это фиглярством, легким жанром, но так говорят люди, которые не пробовали себя в этом нелегком, не хочется говорить – труде, это, скорее всего, – призвание. Есть ощущение, что ты занимаешься своим делом. Как это сложно – выйти один на один со зрителем. Всего вас трое: Вы, микрофон и зрители. А четвертое – это та связующая субстанция, которая или есть, или ее нет. Это талант, умение говорить, общаться. Это чувство юмора, которое у тебя либо есть, либо его нет. Большое счастье, что мне удалось найти дорогу к зрительским сердцам.

У многих комедийных артистов часто возникает желание сыграть трагическую роль. Вам никогда не хотелось изменить направление, амплуа?

На сегодняшний день могу сказать, что я счастлива как актриса, потому что в мою жизнь помимо эстрады вернулся театр, которого мне очень не хватало. Это бегство из театра на эстрадные подмостки – ренегатство для меня, с одной стороны, – было счастливым лотерейным билетом, с другой стороны, я понимаю, что без Его Величества Театра, с режиссером, коллегами по цеху, постановкой, драматургией, сценографией я много потеряю. Несколько лет назад я получила предложение, ангажемент – постановка не в стационарном театре, а антрепризная. На сегодняшний день у меня есть потрясающий проект с Татьяной Васильевой, спектакль, который называется “Он в Аргентине”, очень сложная пьеса Петрушевской, постановка Нины Чусовой. Четыре безумные женщины на одной сцене. С одной стороны, это сложный литературный материал. С другой стороны, – именитый режиссер. Сложный партнер – талантливая актриса Татьяна Васильева. Я долго не думала. Когда жизнь преподносит такие лотерейные билеты, такие шансы нельзя упустить. Мы сделали то, что мы сделали. Две разные по темпераменту, разные по возрасту и образам, мы – диаметрально противоположные личности, но такие схожие в судьбе и личной жизни. Недавно я услышала отзыв о спектакле: “Лена, бывает, что у нас на площадке каждый день идут спектакли. Но язык не поворачивается большую часть из них назвать спектаклем, чего не можем сказать о вашей работе. “Он в Аргентине” – настоящая серьезная работа, очень интересная. А для театралов может являться предметом для обсуждения”. Да, это что-то новое. И Татьяна Григорьевна там новая, и я – абсолютно другая. Этой работой я очень дорожу. Это ответ на вопрос, что для меня театр.

Можно надеяться, что Вы на этом не остановитесь?

Да, мы начинаем новый проект. Подбирается очень интересный состав актеров, режиссер – Володя Устюгов, который много работает в жанре комедии. Мне кажется, что комедия и юмор являются сегодня волшебной палочкой-выручалочкой, эликсиром жизни, который помогает нам в непростых экономических и политических аспектах. Это то, что сейчас очень-очень востребовано и нужно. Я с детства мечтала смешить людей. Не знаю, откуда у меня это взялось, но большое счастье, когда зрители, уходя с концерта, благодарят меня, пишут на мою персональную страницу, присылают отзывы в Instagram, на Facebook: “Спасибо за то, что Вы есть. За то, что дарите столько позитива. Вселяете в нас надежду на то, что все будет хорошо”.

Очень скоро Вы будете у нас в Чикаго. Что увидят чикагские зрители?

Будут все звезды российской эстрады: примадонна, Ирина Аллегрова, Ваенга, Жанна Агузарова, Кадышева, Надежда Бабкина, Стас Михайлов и даже Кончита Вюрст. Я боюсь кого-то упустить. Будет Сергей Зверев, будут невероятные дуэты: Борис Моисеев и Лайма Вайкуле. Я приезжаю с очень талантливыми ребятами, которые называются “Мой коллектив”. Покажем очень интересные эстрадные миниатюры. Концерт идет, практически, два часа. Но эти два часа пролетают незаметно, на одном дыхании, потому что зрители оказываются втянутыми в то, что происходит на сцене. Жду встречи с вами. Всем много солнца и радости!

Беседовал Александр Розбам

Comments:

Log in or register to leave comments