ЕЛЕНА ЦЫГАНОВА - ОЛОВЯННЫЙ СОЛДАТИК БОГА

By: admin 08 January 2015

Кто-то – подвижник, мудрец, герой...

Всем им – своя награда.

Я – оловянный солдатик Твой,

Большего мне не надо.

Елена Цыганова

Родилась и живет в Самаре, по образованию – филолог-русист, по роду деятельности – кризисный психолог. Русская (казачка из рода характерников), православная христианка. По профессии – редактор, журналист, кинолог. Интересы – собаководство (любимая порода – среднеазиатская овчарка [алабай]), лошади и верховая езда, спелеология, фехтование (шашка), литературное творчество.

То, что вы только что прочитали,  написала сама Елена. Могу вас заверить, что в действительности все несоизмеримо глубже, сложнее и многомернее. Убежден в одном – это отнюдь не первая ее жизнь.

Произведения Елены Цыгановой будут опубликованы во втором выпуске альманаха «Слова, слова, слова».

Вадим Моло́дый

 

До иных призов неохочий,

Обречен на судьбу калеки,

Если ты – прирожденный летчик,

А родился в девятом веке.

 Грома яростней голос стали –

Наяву, а не на экране,

Но ведь дети во сне летали

И при Грозном царе Иване!

 Не искать им иного блага,

Не видать им счастливой доли:

Безрассудная, злая тяга

Их томит и лишает воли.

Современникам – непонятна,

Им – нужнее воды и хлеба…

Для чего рождаться крылатым,

Если заперты двери неба?

 Бесполезны, как аксельбанты,

Сеют дрожь, как речная сырость,

И терзают тоской таланты,

Что даются не впрок – на вырост.

 Нет для них в нашем веке ниши –

Как жестоко Ты шутишь, Боже!

Отпусти, тоска, отпусти же…

Жизнь прекрасна. Но все же, все же…

*********

Отпрыск породы львиной,

Пращуров брежу славой:

Деды не гнули спины,

В битву ходили лавой.

Бродит по жилам зелье

Гордости их свирепой.

Сердце мое – качели,

Мост от земли до неба.

 

Пращуры эту землю

Щедро вспоили кровью!

Меч мой, незримый, дремлет

В ножнах у изголовья.

 

Каждую ночь мне снится

Посвист далекой сечи,

Прошлого тень ложится

Тяжестью лат на плечи.

 

Встретить бы в чистом поле

Нарок свой неизбежный!...

Конь мой, еще на воле,

Бродит в степи нездешней.

 

Странно звучит молитва

В добрых стенах квартиры:

«Боже, пошли мне битву,

Хоть за границей мира!

 

Сердце моё отважно,

Кровь – солонее соли...

Вечно стоять на страже –

Нету славнее доли!»

 

 

          ******

 

Камнем из кольца            

Падает звезда –

Тяжелей свинца,

Холоднее льда.

 

Век её иссяк,

Вот и весь романс...

Для кого-то – знак,

Для кого-то – шанс.

 

Есть над нами власть

Солнца и светил,

Но страшнее впасть

В руки Бога Сил.

 

Тверже, чем скрижаль,

Горький Отчий взгляд,

Потому что сталь

Не впитает яд.

 

Тяжек Божий глас,

Ранит горний свет –

Но не спрячешь глаз

И не крикнешь «Нет».

 

Падает звезда –

Чей-то пробил час.

Кто-то опоздал...

Выбирай сейчас.

 

 

    *******

 

Наши пути – не Твои пути,

Век наш недолго длится,

Плоть наша немощна – как снести

Тяжесть Твоей десницы?

 

Гордость, внушенная Сатаной, –

Язва людского рода.

Страсти мои обладают мной –

Где же моя свобода?

 

Господи, труден мой путь к Тебе –

Небо не для бескрылых.

Замысел Твой о моей судьбе

Я разгадать не в силах.

 

Кто-то – подвижник, мудрец, герой...

Всем им – своя награда.

Я – оловянный солдатик Твой,

Большего мне не надо.

 

 

**********

 

О, где ты, мой Святой Грааль –

Причуда, ставшая напастью?

Какую терпкую печаль

Таит вино простого счастья!

 

Зачем менять веселый пир

На скрип кочевничьих кибиток?...

Но человеку тесен мир,

Он, как дракон, – сплошной избыток:

 

Ни зверь, ни птица, ни змея…

На мир он смотрит, как впервые,

Два измеренья бытия

Его влекут, как две стихии.

 

Ах, крылья – лишняя деталь,

Плод инженерного огреха!

На этом свете, как ни жаль,

Они – досадная помеха.

 

А всё ж душе покоя нет –

Глядит разгневанной царевной,

И вечно узок ей корсет

Привычной жизни повседневной.

 

Как ни рифмуй себя с судьбой,

Но душу не теряй из вида,

Вися меж небом и землей

Садовником Семирамиды.

 

Её так мало для высот,

Зато для счастья – слишком много…

Кому знаком её полет,

Тому лишь день пути до Бога.

 

 

*********

 

В чем-то мы все неправы,

Что-то не так на свете.

Шепчут об этом травы,

Знают об этом дети.

 

Выцвели, как от зноя,

Краски житейской прозы,

Смыты морской водою,

Что солона, как слезы.

 

Горечью этой соли

Жажда не утолится…

Плачет о вольной воле

Ястреб на рукавице.

 

Душно, как пред грозою,

Тянет затеять ссору.

Полно играть с судьбою!

Это немногим впору –

 

Жить в полосе прибоя,

Требовать доли львиной!...

Лишь бы душа в покое

Не зарастала тиной.

 

Только б она осталась

Певчей и тонкокожей,

Не позабыла жалость,

Не побраталась с ложью.

 

 «Дёшевы все обиды –

Только меня не троньте!»

…Не исчезай из виду,

Парус на горизонте!

 

 

********

 

Сердце просится на волю

В эту пору листопада,

Жизнь – как убранное поле,

Но жалеть себя не надо.

 

Рощ, растерзанных ненастьем,

Плач безмолвный безответен,

Как потерянное счастье,

Журавлей уносит ветер.

 

Ветру вслед душа, тоскуя,

Рвется в небо птицей пленной...

Ничего вотще и всуе

Не бывает во вселенной.

 

Тополя голы, как стены,

И молчит седое небо,

Но любовь сильнее тлена,

А душа – важнее хлеба.

 

Опустевшую аллею

Чистый снег укроет нежно,

Как звезда, взойдет над нею

Негасимая надежда.

 

Не жалейте, не жалейте!

Лжет осенняя дорога:

Пепел букв развеет ветер,

Но слова вернутся к Богу.

 

 

САБЛЯ

 

Как много потеряет мир,

Когда его покинет доблесть,

Когда прервется путь меча

И грозный конницы полёт!

Последний рыцарский турнир,

Былых страстей закатный отблеск, –

Рванутся кони, грохоча,

И память прошлое вернет.

 

Они летят, взметая пыль,

Сшибаются, ломая копья,

Сталь рассыпает искры звезд,

И содрогается земля,

И пена падает с удил,

И кровь окрашивает хлопья...

Тут надобно играть всерьез,

Не лицемеря, не юля.

 

Тут не остаться ни при чём –

Мол, убивал не ты, а пуля!

Тут смерть щедра, а выбор скуп –

Сражайся или умирай!

Когда братаешься с мечом,

Твоя судьба – гроза в июле:

Отговорит громами труб

И быстро уведёт за край.

 

Но лучше – так, чем целый век

Вотще коптить пустое небо!

Уж лучше встретить грудью сталь,

Как конь в атаке, – на скаку!

Нежней заря, белее снег

И слаще вкус воды и хлеба

Для тех, кому себя не жаль,

Чья жизнь доверена клинку.

 

 

          *********

 

Спят облетевшие вязы,

Ели смежили ресницы,

Капли на иглах, как стразы,

Дремлют, не смея пролиться.

 

Всё тут неявно, размыто,

Сонно, пустынно и странно...

Льнут к лошадиным копытам

Белые пряди тумана.

 

Вдруг закачаются ветки,

Конскому уху расскажут,

Что притаилось в беседке,

Кутаясь в зыбкую пряжу, –

 

Ждет, недоступное глазу...

Странно, пустынно и сонно...

Словно на русские вязы

Клонится тень Аваллона.

 

Древняя тень Аваллона,

Шорох морского прибоя...

Внучка бессмертной Эпоны,

Где мы блуждаем с тобою?

 

Что, если в этом тумане

Скрыты врата сновидений?

Долго ли сгинуть на грани

Потусторонних владений!

 

Сделаться узницей тайны,

Тенью теней Аваллона...

Прочь от ловушек Самайна

Мчи меня, внучка Эпоны!

 

 

**********

 

Мы не вмещаемся в судьбу,

В свои скитанья и любови.

Их оборвать на полуслове

Нам предстоит когда-нибудь.

 

Мы не вмещаемся в слова,

В них воплощая лишь отчасти

Нас возвышающие страсти,

Без коих годы – трын-трава...

 

Мы не вмещаемся в свой след,

Он – только зыбь на водной глади,

Строка в исчерканной тетради,

Что не вплетается в сюжет...

 

Мы не вмещаемся в себя,

Ведь души родом не отсюда –

Их тешат странные причуды,

Без толку струны теребя...

 

На миг рванувшись от земли,

Но не надеясь на удачу,

Они порою тайно плачут,

Как плачут в небе журавли...

 

 

       ПРОЩАЛЬНОЕ ПИСЬМО

 

Прощальное письмо, красивые слова...

Несбывшихся надежд хрустальные осколки...

Так шепчется с дождем опавшая листва,

Так лето в феврале оплакивают волки.

 

Прощальное письмо, признание в любви –

Последней прямоты безумная отвага...

Все рушится в огне – попробуй оживи! –

И кажется, вот-вот обуглится бумага.

 

Прощальное письмо... Мучительно горька

Холодная зола напрасных сожалений.

Лампадой на ветру колеблется строка

И, как пред алтарем, склоняются колени.

 

Прощальное письмо... Здесь медлило перо,

Тут – дрогнула рука, предвидя неудачу...

«Смешной анахронизм... Старо, старо, старо!» –

Твержу я про себя... И почему-то плачу.

 

 

*****************

 

Посвящается моему покойному Барсику,

а также алабаю,спасшему своего хозяина-самоубийцу

и погибшему под колесами поезда,

и всем хвостатым собачьим ангелам.

 

Соткусь из поземки, сгущусь из ночного мрака,

Траву не примну, на снегу не оставлю след.

Чего ты боишься? Это же я – собака.

Извечный твой спутник, хранящий от зла и бед.

 

Чудак-человек, ну откуда тут Баскервили?..

Мой род побратался с твоим на заре времен.

Бок о бок – такие версты, такие мили!...

Вот лапа, держи. Никакой я тебе не сон!

 

Промчусь по опавшей листве – ни следа, ни звука.

Там кто-то, бедою сломлен, не в силах жить,

Но хватка незримой пасти удержит руку,

Уже занесенную, чтоб перерезать нить.

 

Меня не влечёт покой, не манит безделье,

Я снова на страже. И, службой посмертной горд,

Ночные страхи гоню от твоей постели,

Надежду тебе несу, как в зубах апорт.

 

Известно любому, что Ангел-Хранитель – имя

Небесного воина с крыльями и мечом.

Но ангелы, брат, бывают еще такими –

Ведь Богу видней, где чьё место и что почём.​

Comments:

Log in or register to leave comments