Арест Улюкаева: очищение или война?

By: admin 02 December 2016
  Юрий Гиммельфарб

 

Пожалуй, впервые за последние три года внутрироссийское событие затмило обсуждение того, что происходит за пределами России. Арест министра экономического развития Алексея Улюкаева по обвинению в получении взятки в особо крупном размере (речь идет о сумме 2 млн. долларов США) моментально отодвинул на задний план даже грядущие перспективы взаимоотношений России и США после избрания Дональда Трампа. Но почему же это рядовое событие (а я позволю себе напомнить, что в последние месяцы в России были произведены громкие аресты высокопоставленных чиновников – и все обвинения были того же свойства: как под копирку) вызвало такой ажиотаж?

Попробуем разобраться.

Прежде всего, хотелось бы остудить пыл тех, кто верит в сообщения сервильных российских СМИ, как в Священное Писание: только очень наивные люди могут всерьез полагать, что дело именно в “очищении” элиты от коррупционеров. Следует трезво смотреть на вещи и понимать, что сумма в 2 млн. долларов в современной России – это всего лишь стоимость хорошей квартиры в Москве. И по меркам современной российской элиты, сумма незначительная. Следовательно, это уровень какого-нибудь начальника областного ОВД, но не федерального министра. Для сравнения: у какого-то никому ранее не известного полковника (имеется в виду Захарченко) при обыске было найдено сто тридцать миллионов долларов! А у Евгении Васильевой (о которой ранее тоже никто и слыхом не слыхивал) – двести пятьдесят миллионов “вечнозеленых”. И после этого вы верите в то, что министр экономического развития позарился на какие-то жалкие два миллиона?! Ну, будьте же реалистами и не делайте мне смешно, как говорят в Одессе…

С другой стороны, официально оглашенный повод для “взятки” также повергает в полное недоумение. Якобы эта взятка была дана за выданную Минэкономразвития положительную оценку, позволившую ПАО “НК “Роснефть” осуществить сделку по приобретению государственного пакета акций ПАО АНК “Башнефть” в размере 50 процентов. Вот, положа руку на сердце, скажите: вы на самом деле верите в то, что за подобную сделку министру дается взятка в размере его официальной зарплаты?! Зачем министру брать эти “гроши” в то время, когда он (если бы захотел) имел все возможности просто получить крупный пакет акций компании (или войти в совет директоров, наконец)?! Поймите, что для Улюкаева взятка такого масштаба – это все равно, что любому из нас предложить взятку в размере пары баксов за помощь в заключении сделки в миллион долларов. Или начальник ОблГАИ для поправки семейного бюджета возьмет в руки жезл, встанет на трассу и начнет сшибать рубли за непристегнутый ремень.

Вот почему в насквозь коррумпированной современной России подобное поведение (если, повторяю, допустить, что вся официальная информация соответствует действительности) – это уровень какого-нибудь завскладом или мелкого участкового, но не федерального министра. Бред форменный! Поэтому, с моей точки зрения, официальную версию ареста Улюкаева следует отбросить, как смехотворную и несостоятельную.

Тем не менее, на мой взгляд, смысл у этого действа имеется.

Для начала предлагаю обратить внимание на одну странность. А именно: на то, что, несмотря на то, что Алексей Улюкаев обвиняется (подчеркиваю: согласно официальной информации!!!) в получении взятки от “Роснефти”, к самой компании (то бишь, к “Роснефти”) никаких претензий нет. Предлагаю вдуматься в ситуацию. Согласно действующему российскому законодательству, “взяткодатель” и “взяткобратель” несут перед законом равную ответственность. То есть оба – с точки зрения российского уголовного кодекса! – одинаково виноваты! И, тем не менее, буквально сразу же после ареста Алексея Улюкаева российские официальные лица старательно подчеркивали, что само руководство компании “Роснефть” тут ни при чем. Более того, в официальном заявлении пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова говорится, что к самой сделке претензий никаких нет.

Вам это не кажется странным? Что до меня, то у меня от такого противоречия прямо-таки когнитивный диссонанс! Вопрос: а с чего вдруг такое странное противоречие?

Между тем, если внимательно посмотреть на расстановку фигур в высших эшелонах российской власти и присмотреться к текущей ситуации, то становится очевидно, что никакого чуда тут нет. Достаточно лишь применить старинную общеизвестную формулу римского права: qui prodest – кому это выгодно…

Единственным бенефициаром текущего развития событий является один человек: Игорь Сечин.

Больше скажу: на мой взгляд, подобный ход Сечина – а, если назвать вещи своими именами, то открытая атака против главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева! – есть покушение на властную монополию Путина… Посудите сами: в настоящее время Игорь Сечин есть нефтяной магнат в сырьевой стране, могущество которого опальному Ходорковскому даже и не снилось. То есть, “продавив” устранение Улюкаева, Сечин бросил вызов Путину, нарушив баланс элит.

Не следует забывать, что Алексей Улюкаев входил в так называемый “ближний круг” Владимира Путина. Таким образом, главному бенефициару атаки на Улюкаева удалось использовать ФСБ, Следственный Комитет и прокуратуру РФ для того, чтобы убрать фигуру, непосредственно приближенную к главе государства. Это означает, что де-факто создан альтернативный центр власти!

Отсюда возникает другой вопрос, ответ на который куда важнее судьбы самого главы Минэкономразвития: что дальше? А дальше одно из двух: либо Путин начинает войну против Сечина – либо он признает, что утратил монополию на власть.

И в сложившейся ситуации что-то мне подсказывает, что второй вариант более вероятен. А как же иначе-то? Вспомните: ведь еще недавно точно так же Путина “опустил” глава Чечни Рамзан Кадыров своим демаршем относительно урезания финансирования собственной вотчины (кстати, автором идеи сокращения финансирования Чечни выступил тот же злосчастный Улюкаев). Таким образом, складывается достаточно зловещий пасьянс: фактически “царь-то не настоящий”! Получается, что, вначале уступив Кадырову, затем сдав Улюкаева, Путин показывает, что он ситуацию уже не контролирует!

Но это означает и другое. По сути дела, традиция российского самодержавия – это образ “государя” в качестве верховного арбитра. Но в том-то и дело, что нынешнее status quo означает, что именно роль арбитра Путин выполнять не в состоянии. Ибо кланы используют государственные инструменты помимо “государя”! И при этом – заметьте! – пресс-секретарь президента что-то там вещает, будто уже год президент якобы “знал” о том, что Улюкаев находился “в разработке”! Еще лучше! Таким образом, обществу дают понять, что глава государства сознательно сдает человека из “ближнего круга”!

Но при этом следует учитывать, что отныне “башни Кремля” уже вовсе не обязаны “ловить сигналы”, исходящие исключительно “с трона”. О, нет. Теперь получается, что наступает тот самый когнитивный диссонанс: какие сигналы ловить, от кого они должны исходить – совершенно непонятно!

В результате наступает классический признак революционной ситуации: раскол элит.

Comments:

Log in or register to leave comments