Анжелика Холина: “Я – счастливый человек!” Интервью с режиссером и хореографом

By: Sergey Elkin 22 May 2017

3 июня в кинотеатре Чикаго “Music Box” состоится показ спектакля Московского театра имени Вахтангова “Анна Каренина” (серия Stage Russia HD, продюсер – Эдди Аронофф). Хореограф-постановщик спектакля – Анжелика Холина. В эксклюзивном интервью вашему корреспонденту она рассказывает о том, как ей работалось с вахтанговскими актерами, что ей больше всего хочется поставить и почему нужно смотреть все ее спектакли.

Краткая биографическая справка. Анжелика Холина. Хореограф-постановщик. Родилась в Вильнюсе. Училась в Вильнюсской школе балета и Российском институте театрального искусства (ГИТИС). Основатель Театра танца А|CH. Доцент Литовской академии музыки и театра. В репертуаре Театра имени Вахтангова идут четыре спектакля Холиной: “Берег женщин” (2008), “Анна Каренина” (2012), “Отелло” (2013), “Мужчины и женщины, или Сценарии, по которым живут люди” (2015). Как режиссер-хореограф принимала участие в создании спектаклей Римаса Туминаса “Евгений Онегин“ (2013), “Минетти“ (2015) и “Царь Эдип“ (2016).

  • Как в вашей жизни появился театр Вахтангова? С чего все началось?
  • Началось все с того, что восемь лет назад театр Вахтангова возглавил литовский режиссер Римас Туминас. Для меня эта новость была очень приятной. Мы с сестрой как раз приехали в Москву, где я училась. Я решила зайти к нему и попросить показать на вахтанговской сцене спектакли моего литовского Театра танца. Хотела в первую очередь, чтобы их увидели мои педагоги, у которых я училась в ГИТИСе. Я рассказала ему про мою идею, а он сказал: “Да, гастроли возможны, но сначала поставьте у нас спектакль”. Так возник “Берег женщин” на песни Марлен Дитрих – первый танцевальный спектакль на сцене театра Вахтангова, сделанный силами драматических актеров, и первый спектакль, поставленный при Туминасе. После успеха Туминас предложил “Анну Каренину”. Этот спектакль я поставила впервые в 2010 году в Вильнюсе. Туминас приходил на премьеру. Там танцевали актеры его Малого театра, женские роли исполняли балерины, мужские – драматические актеры. Туминас предложил перенести этот спектакль на сцену театра Вахтангова, попросив сделать его “более развернутым”. Я придумала более масштабный и академический вариант.
  • В какой степени этот “масштабный и академический вариант” повторяет ваш вильнюсский спектакль семилетней давности?
  • Структура спектакля неизменна, только некоторые движения и комбинации внутри другие, потому что кроме образов героев я всегда отталкиваюсь от артистов, с которыми работаю. Своей “физикой“, своими возможностями они диктуют мне варианты выразительных средств. Мне интересно лепить образы, помогать драматическим актерам превращаться в танцоров. В моих спектаклях они делают сложнейшие па, не имея при этом школы, но в итоге танцуют, как будто являются профессиональными танцорами. На роль Анны я взяла Ольгу Лерман и вытащила из нее все, что она может и не может.
  • Да, но Ольга все-таки училась в Хореографическом училище. А как вы работали с вахтанговскими актерами, которые никогда в жизни не танцевали? Например, с Князевым – драматическим актером, никогда не работавшим в такой стилистике?
  • Ольга училась хореографии, но пять лет после окончания училища она не танцевала и никогда не думала, что когда-нибудь ей придется это делать. Навыков у нее больше, чем у других, но пришлось немало поработать. Рост у нее небольшой, надо было сделать высокую, выразительную фигуру, придумать все переходы, которые очень важны в танце... Русские актеры имеют две хорошие черты – они любопытные и смелые. Я понимала, что Князев не хотел оказаться в каком-то неловком положении. Ему надо было проверить, что я ему предложу. Я не ждала от него пируэтов и поддержек. У него есть другие выразительные средства: фигура, стать, руки, взгляд. Все это я использовала, и родился Каренин, которого он принял.
  • Принял и сам увлекся...
  • Еще как! Он до сих пор эту роль играет с большим удовольствием и никому не отдает. Она его держит в форме, в тонусе. Как говорила прекрасная Ирина Купченко, мой жанр хореографического спектакля гораздо выразительнее драматического театра. Этот жанр близок к кино. Актеры должны передавать все эмоции, всю палитру чувств без слов, а только глазами, позами, движениями. Поэтому у актеров, которые успешны в кино, особенно хорошо получаются роли в моих спектаклях.
  • В одном из интервью вы сказали, что “Анна Каренина” - спектакль о тоске по любви. Как вам кажется, возможен ли был другой финал романа?
  • Все мои спектакли – о тоске по любви. Я снова и снова обращаюсь и препарирую это сложное чувство сама для себя... Мне кажется, исход мог быть только один. Трагедия была предопределена - жаль, но невозможно сопротивляться разрушительной силе человеческого эгоизма...
  • Одной из самых удачных находок в спектакле стала музыка Шнитке. Как у вас возникла идея совместить, казалось бы, несовместимое: Шнитке и Толстого?
  • Я сама до сих пор не понимаю, как это получилось. Музыка пришла ко мне сама. Я послушала фрагмент из Кончерто гроссо Шнитке, представила себе дуэтную сцену, и музыка стала “плыть” ко мне. Большая удача, что я смогла из произведений одного композитора найти все сцены в музыке, которые нужны мне по сюжету. Музыка Шнитке - музыка гения... Меня спрашивают, как рождается спектакль? Не знаю. Все приходит само собой. Так и с музыкой. Я ее собрала за полторы недели.
  • Вы не можете объяснить, как рождается спектакль. А как рождается хореография? Приходя на сцену, у вас в голове уже есть какие-то движения или вы идете методом проб и ошибок, работая на сцене с исполнителями?
  • По-разному. Я никогда не готовлюсь к репетициям, но знаю, о чем хочу поговорить в сцене, которую мы должны репетировать. Когда я беру конкретный материал, я стараюсь раскрыть автора, а не себя, пытаюсь донести его взгляды и идеи.
  • От замысла до воплощения – дистанция какого размера? Первые наброски сильно отличаются от окончательного варианта?
  • Нет. Я все делаю сразу, без экспериментов. Актерам нужно очень точно и хорошо показать. Если буду менять, искать, то они растеряются и вообще не зафиксируют комбинации. Я знаю эту специфику и поэтому ставлю сразу. И сама я не люблю долгих поисков. Ты должен очень хорошо знать, чего хочешь. Я всегда это знаю.
  • После премьеры вы вносите какие-то изменения в спектакль, или он все время идет в первоначальном варианте?
  • Редко... Бывает, я вношу минимальные изменения, которые могут принести что-то существенное в готовый вариант. Дорабатываю то, что уже поставлено. Я дожидаюсь того момента, когда актеры обживают полностью спектакль. Где-то год еще надо быть рядом и репетировать, пока они не почувствуют спектакль своим. Тогда я уже могу их оставить.
  • Премьера Анны Карениной состоялась в 2012 году. Сейчас, глядя на спектакль из 2017 года, вы бы что-нибудь изменили в нем?
  • Нет, он спокойно живет в форме, в какой был поставлен, и ничего не просит.
  • Хореография имеет границы? Все ли произведения литературы можно поставить этим языком?
  • Нет, мне кажется, все поставить этим языком нельзя. Не все произведения поддаются именно этому жанру. Сложно прыгать через время. История должна быть рассказана, как сказка: “жили-были“, “произошло это“, “случилось то“...
  • Вы ставите хореографические спектакли, балеты, оперы, мюзиклы. Какой жанр вы считаете наиболее комфортным для себя?
  • Все жанры, кроме тех, в которых я себя еще не пробовала. На будущее я оставляю постановку драматического спектакля.
  • Правда, что при создании вашего Театра танца за основу вы взяли образец Вуппертальского театра танца Пины Бауш?
  • Нет, конечно. Зачем мне другие примеры, если у меня свой мир? Я никогда не создавала себе кумиров. Мой отец всегда говорил мне: “Никогда не смотри на других. Делай все сама”. Я так и делала. Я есть я. И все. Точка. Я отвечаю за каждое движение, дыхание, каждую сцену, за все, что создано в моих спектаклях. Мне не нужно никаких вдохновений со стороны. Я работала так всю жизнь. У меня нет одного стиля. Мои спектакли стилистически все очень разные. Стиль спектаклю диктует тема. Если бы вы посмотрели мои другие спектакли, вам бы показалось, что их ставил другой человек.
  • Вы приглашаете балетмейстеров со стороны или работаете только сами?
  • Я пробовала приглашать других хореографов, но столкнулась с тем, что мой авторский театр интересней литовской публике, нежели спектакли приглашенных режиссеров. Наверное, в своем театре я должна ставить сама.
  • Это только танцевальный театр?
  • Я свой театр создала в 2000 году, после пяти лет работы приглашенным хореографом в других театрах. Я соединяла в своих спектаклях людей разных профессий. Этого раньше в Литве не было никогда. Тогда я свой театр назвала Театром танца, хотя, говоря о моих спектаклях, лучше не искать названия. Я люблю живой театр и стараюсь, чтобы мой театр был именно таким – ЖИВЫМ! Я хочу, чтобы человек пришел в зрительный зал, сел на свое место и его бы захватила магия театра, чтобы он чувствовал правду о жизни со сцены и чтобы эта правда его волновала. Я хочу своими постановками попасть в душу человека.
  • Когда у вас появился интерес к балету?
  • Сколько я себя помню, я всегда была уверена в профессии хореографа. В четыре года отец отвел меня в балетный кружок. Все, чему я там училась, я переносила в детский сад. В пять-шесть лет ставила на елке танцы гномиков и снежинок. Учась в балетной школе, я тоже ставила балетные номера. В девятнадцать лет меня приняли в ГИТИС, хотя по правилам я должна была иметь пять лет стажа артистки балета... Я все время была в профессии. Профессия выбрала меня. Я считаю, что мне очень повезло. Я живу, как на каком-то курорте, в гармонии с собой, миром и тем, что я делаю.
  • Если бы вам дали идеальные условия, кучу денег, площадку и сказали поставить все, что вы пожелаете, каким был бы ваш спектакль? По какому произведению?
  • Я бы сделала открытие Олимпиады.
  • Неожиданный ответ!
  • Да. Сама. Одна... Я просто люблю масштаб! Наверное, поэтому мне очень нравится ставить оперы, потому что в них можно соединять грандиозность музыки и огромные составы артистов. Опера предполагает большие пространства. Поэтому, если вы спрашиваете про что-то особенное, то это церемония открытия Олимпиады.
  • Вы видели киноверсию Анны Карениной?
  • Пока нет, но очень бы хотела посмотреть. Мне говорили, что все очень хорошо, красиво и драматургически точно снято.
  • Я могу это подтвердить. Как вам кажется, насколько киноверсии отражают замысел художника, или все-таки многое теряется при переносе спектакля со сцены на экран?
  • Конечно, спектакль имеет драматургию. Если он выразительный, умный, глубокий, то с какого ракурса не снимай, все равно проявится то самое зерно, которое в нем заложено. Я никогда не боюсь отдавать спектакли на запись для кино или телевидения.
  • Если продюсер проекта Stage Russia Эдди Аронофф скажет, что хочет еще какой-нибудь ваш спектакль показать в кино, какой будет ваш ответ?
  • Пожалуйста. Подходят все! Они все “полнометражные”, можно снимать все.
  • В настоящее время в репертуаре Вахтанговского театра идут четыре ваших спектакля. А с Римасом Туминасом вы работаете и на стороне. В прошлом году поставили с ним “Катерину Измайлову“ в Большом театре. То есть на своем театре не замыкаетесь? Открыты к сотрудничеству?
  • Да, конечно, мне интересно все, и я могу все. Мой график расписан надолго, но я люблю оставлять в нем “окна“ для того, что может “упасть с неба“, то есть для какой-то неожиданной и интересной работы.
  • 3 июня в Чикаго будет показ “Анны Карениной“. Представьте, что вы выходите к зрителям и представляете спектакль. Что вы скажете перед открытием занавеса?
  • Ничего. Не люблю отнимать у людей их собственные впечатления. Не люблю настраивать, объяснять. Ничего не скажу... Кстати, в следующем году в Чикаго планируются гастроли моего мюзикла “Легенда о любви Барбары Радвилайте и Сигизмунда Августа”.
  • Отличная новость. Жду с нетерпением!.. Хорошо, до спектакля вы ничего не скажете. А после? Если после спектакля к вам подойдут зрители, чтобы обсудить увиденное?
  • Я не против, но чаще всего зрители пребывают в шоке. Настоящее обсуждение происходит примерно через час... Почему-то так бывает.
  • В конце интервью я обычно спрашиваю у своих героев, не хотят ли они что-нибудь добавить из того, о чем я не спросил. Спрошу об этом и у вас.
  • Напишите, что я очень счастливый человек. И все. Больше ничего не надо.

Nota bene! Спектакль “Анна Каренина” демонстрируется 3 июня в 11.30 am в помещении Music Box Theatre по адресу: 3733 North Southport Avenue, Chicago, IL 60613. Справки - по телефону 773-871-6604. Заказ билетов – на сайте https://www.musicboxtheatre.com/order/add-tickets/10463. Все новости о проекте “Stage Russia HD - на сайте http://www.stagerussia.com/.

Сергей Элькин

www.sergeyelkin.com

http://sergeyelkin.livejournal.com/

Фотографии к статье:

Фото 1-2. Анжелика Холина. Фото – Паулюс Гасюнас

Фото 3. Анжелика Холина. Фото из личного архива А.Холиной

Фото 4. Анжелика Холина – Кармен. Фото из личного архива А.Холиной

Comments:

Log in or register to leave comments